Nagel

Шрифт Nagel

Шрифт Nagel — это современный экспериментальный гротеск. В основе его рисунка лежат идеи, взятые из моноширинных шрифтов, хотя сам шрифт — пропорциональный. Так формируется его своеобразная графика и заложенные в конструкцию возможности развития. На данный момент Nagel находится в стадии разработки, но уже доступен в Лаборатории.

История версий:
0.04 – состав в кириллице существенно расширен (до PTGL); ноль стал более привычным, а перечеркнутый вариант сохранился в качестве альтернативы
0.02 – Добавлена поддержка Western Latin, пересмотрены полуапроши и кернинг
0.01 – Первый выпуск

Шрифт Nagel
Шрифт Nagel
Шрифт Nagel

Моноширинные шрифты — это отдельная типографическая категория. Первоначальное назначение моноширинных шрифтов было чисто утилитарным, но из-за своей особенной графики они полюбились многим современным дизайнерам.
Именно в соединении моноширинного рисунка и пропорциональных форм знаков появилась идея шрифта Nagel.

Nagel — это закрытый малоконтрастный шрифт с акцентом на примыкания штрихов.

Шрифт Nagel
Шрифт Nagel
Шрифт Nagel

Знаки, традиционно узкие в пропорциональных шрифтах, в Nagel сделаны нарочито широкими, как в моноширинных, и часто имеют брусковые засечки. При этом буквы, которые приходится сильно заужать в моноширинных, здесь имеют привычную ширину.

Шрифт Nagel
Шрифт Nagel
Шрифт Nagel

В основе шрифта лежит очень жесткая конструкция, но в контуре и деталях проявляется мягкость форм.

Шрифт Nagel
Шрифт Nagel

Собранные вместе характерные особенности формы создают простой и узнаваемый образ шрифта.
Сфера применения Nagel — брендинг и айдентика IT-компаний, инфографика, научная и техническая документация — любые сферы, где может потребоваться техничный, современный шрифт с запоминающейся графикой.

Шрифт Nagel
Шрифт Nagel
Шрифт Nagel

Всего в гарнитуре три прямых начертания — Regular, Medium и Bold, в процессе разработки ещё три наклонных и вариативная версия. Небольшой набор фиксированных начертаний делает шрифт простым и недорогим в использовании, а запланированная вариативность даст дизайнеру возможность более точно подобрать насыщенность для своего проекта.

Знаковый состав пока ограничен базовым набором латиницы и кириллицы, но планируется расширение до стандарта PTGL.

Пока шрифт в разработке, вы можете принять участие в его развитии. Присылайте нам комментарии и пожелания.

Шрифт Nagel
Шрифт Nagel
Шрифт Nagel
Шрифт Nagel
Шрифт Nagel

Helsa Display — история, картинки и разговоры

Спасибо Дмитрию Голубу за беседу,
которая стала основой для этой статьи

Helsa display

С чего началась история Хельзы

Идея сделать эльзевир, соединить всё, что можно, и вытащить яркие детали, типа ноги-шпоры «R», зрела довольно давно. Ещё во время учёбы Тагир Сафаев «выдал» мне задание: шрифт с динамичными формами и смешанным контрастом, который, кстати, я так и не доделал. А лет пять назад на глаза попался каталог Barnhart Bros. & Spindler Type Founders с таким количеством простых, цепляющих идей, что захотелось как-нибудь вернуться к такому шрифту.

Book of type

Вообще люблю старые шрифтовые каталоги за изъяны, которые остаются в оттисках мелкого кегля. Когда не видишь точного контура, получается переносить в вектор только ощущения от шрифта, а не чужие решения, интерпретировать пластику и пропорции вместо точной реконструкции.

Elsevir и Helsa display
Слева — оригинал. справа — набор Helsa Display

Я постоянно делаю скриншоты экрана, чтобы потом вспоминать, что именно нравилось в тот или иной момент. И однажды во время очередного прокручивания файлов остановился на паре страниц из этого каталога с десятым и семьдесят вторым кеглем узкого эльзевира, который показался одновременно и простым, и витиеватым.

4000 скриншотов за прошлый год
4000 скриншотов за прошлый год

В 2017 году вышло первое начертание Roslindale. Тогда в мире поднялся интерес к эльзевирам. Шпоры, мягкий контраст, динамичность… Возможно, это наложилось на современный взгляд на шрифты. Примерно в то же время у нас в офисе появился «алтарь Эльзевиров».

В 2019 году мне показалось, что эльзевиры на пике волны, наверное, поэтому и захотелось сделать свой. За пару недель планировал нарисовать прописные буквы базовой латиницы и кириллицы, минимальный набор пунктуации и цифры, чтобы быстро закончить и перейти к новому проекту. Не думал, что от первого файла до последнего пройдёт почти три года.

Как две недели превратились в три года

У нас в Паратайпе есть одна «проблема»: слишком много классных проектов и слишком много соблазна повторить всё это в своём шрифте. Спецсимволы, альтернативные формы, языки, письменности, отложенные буквы из заказных проектов и так далее. Поэтому я даже не сильно удивился, когда в шрифте оказалась больше тысячи знаков.

Сперва были мысли добавить максимум сербский, македонский, болгарский. Но каждая проверка списка поддерживаемых языков показывала, что стоит добавить ещё один знак и шрифтом можно будет пользоваться на ещё одном языке. Так Хельза начала поддерживать удмуртский, языки Кавказа, нивхский… и полтысячи других, даже язык Маршалловых островов.

Ещё захотелось дать типографам тонкий инструмент. Только среди цифр есть пропорциональные, табличные, старостильные пропорциональные, старостильные табличные, верхние и нижние индексы, дроби, цифры в овалах…

Думаю, при этом получилось оставить шрифт свежим по духу и сделать так, что им можно набрать текст на любом языке народов России. Мало в какой студии на это есть ресурс, поэтому рад, что такая возможность у меня была.

Helsa на любом языке

Хотелось дать возможность оформлять Хельзой как можно большее количество текстов. Ведь когда готова базовая латиница, то расширять список поддерживаемых европейских языков относительно просто: сформировал рецепт сборки букв, расставил якоря — и готово.

А с языками на основе кириллицы сложнее: много уникальных форм и много модификаций. Поэтому когда в шрифте появились буквы для нивхского языка, перерисовать огонек для языков Маршалловых островов показалось уже не таким сложным и долгим делом…

И пока Helsa Display лежала в Лаборатории Паратайпа, появились удобные инструменты для работы с языками. Тогда вышел hyperglot (проект rosetta type foundry), который подсказывал: добавь ещё букву и твоим шрифтом сможет пользоваться на 30 000 человек больше. Вот и рисуешь этот символ. А теперь ещё всего один, и будет +50 000… такими небольшими добавлениями в итоге я перевалил за 1600 знаков.

Как в Хельзе появился политонический греческий

Тут сперва нужно рассказать о том как вообще в Хельзе появился греческий: одна причина в том самом соблазне повторять в шрифте то, что происходит рядом, а вот другая гораздо неожиданнее — затык с контуром.

Пару лет назад Александра Королькова делала по заказу издательства при афонском монастыре реконструкцию шрифта Яна ван Кримпена (Jan van Krimpen) Antigone Greek и в процессе мне посчастливилось увидеть сканы византийских рукописей, в которых были безумно интересные примеры старогреческого. До этого в голове о греческом языке было только две мысли: есть греческий, есть политоника, греческий — другой, а политоники — много. А тут захотелось уточнить детали и понять как это работает.

Я изначально не планировал добавлять греческий в Хельзу. Но после многих заходов у меня случился кризис формы — просто не мог рисовать строчные: набор не нравится, пропорции не тянут, ритм штрихов валится, пластика не та… Вот и решил чуть-чуть отвлечься на другую письменность, причём такую, в которую не получится скопировать ошибки из латиницы и кириллицы.

Забавно, но первый вариант я сгенерировал в faux greek — проекте, автоматически создающем греческий шрифт нужных пропорций. Думал добавить напряжения в форму, а потом удалить это из шрифта, но насмотрелся на Антигону, Brill, архивные рукописи и всё перерисовал.

Helsa

Думаю, что «латинские» греческие буквы ван Кримпена сильно повлияли на то, как в итоге выглядят все знаки в Хельзе.

Oedipus the king
Oedipus the king. The heritage press, New York

А после одного из созвонов с заказчиком Антигоны подумал… ну а вдруг в этом монастыре смогут использовать Хельзу для какой-нибудь книги? Политоника — это ведь диакритика, а диакритику добавлять легко… вот и ещё сотня знаков в шрифте. Это как снежный ком, каждое добавление чего бы то ни было — это был очень маленький шажок. Нарисую варию, разверну — вот оксия, поверну, дорисую, добавлю… и после каждого сохранения: 600 знаков, 620… 700… 900… уже и не важно, сколько.

Helsa, версии

Стилистика, настроение, пластическое единство знаков

Очень долго внутри Хельзы было сразу два шрифта: основной и более акцидентный, в котором ритм заметно менялся переключением на широкие буквы. Ещё у каждого знака была альтернативная форма с чуть более гнутыми засечками и немного большим прогибом в горизонтали. Тогда я делал это специально для очень крупного набора, не меньше 280 кегля.

Основной и более акцидентный варианты

Но когда собирал вариативную версию для сайта «Современной кириллицы», понял, что такие нерешительные детали ничего не добавляют, кроме лишней работы. Поэтому оставил в шрифте только заметно меняющие ритм текста знаки: круглые «O» и «Q» (спасибо Александру Любовенко за идею), шипастую «К», треугольные «Д», «Л» и так далее.

Включаешь альтернативы – набор становится торжественнее, как раз для работы на титульных листах. В Хельзе даже есть шрифтовая пасхалка: форма русской «И» как зеркально отражённая N из этих альтернатив. Как-то уж слишком сильно мне нравятся шестидесятники и семидесятники.

Альтернативы

Листая их титулы, я часто встречал такую форму вместе с «D» вместо «Д». На латинскую «D» в этой версии шрифта я не осмелился. Отразить N и оставить светлые вертикали с насыщенной диагональю — ещё ладно, но поставить дубликат из латиницы — уже слишком. Успокаиваю себя мыслью, что тот, кто дотянется до альтернатив, уже понимает, зачем типографу такая «И».

Oedipus the king
Борис Владимирович Шварц (1906–1972)
В. Шекспир «Виндзорские насмешницы», 1965
Взято из книги «Искусство шрифта. Работы московских художников книги»

В Хельзе есть тире и двоеточие, выравнивающиеся по центру прописных, есть цифры на все случаи жизни и математические символы в индексах. Ещё один «стилистический» сет — это удобный переключатель заливки для цифр в овалах. Сначала я вообще не собирался их добавлять, но когда готовили графику к релизу шрифта, Маша Касаткина сказала, что шрифт с цифрами в овалах лучше, чем шрифт без них. Как после таких слов не дорисовать? Поэтому сперва появились овалы, потом цифры в овалах с обводкой, потом цифры в тёмных овалах…

В каталоге «Современной кириллицы 2021» тоже есть небольшая пасхалка: текст на шмуцтитулах всегда одинаковый, меняется только полупрозрачная плашка с категорией. Поэтому я попробовал немного добавить динамики словам и хаотично менял буквы на их альтернативы.

Каталог Современной кириллицы 2021
Каталог Современной кириллицы 2021

Вариативность и другие планы

С вариативной версией Helsa для «Современной кириллицы 2021» было весело. За пару дней работы у прописных букв появилась ось, которая меняет пропорции от обычных до ультрашироких.

Вариативность

Сначала я сделал только буквы из логотипа, потом уже дорисовывал буквы для всех заголовков, но не смог остановиться и на всякий случай сделал и все остальные. Жаль, но сейчас уже не получится использовать эту версию — с прошлой весны шрифт стал другим. Поменялись пропорции и ритм штрихов, изменились толщины засечек и скругления, поэтому, чтобы возвращаться к этой оси, нужно всю широкую версию делать заново.

Ещё есть мысли дополнить базовое начертание несколькими более акцидентными только из прописных букв и сделать курсив. Я ещё вернусь к вариативной версии, в которой можно будет выбрать ширину и насыщенность, но это точно будет только для прописных знаков.

Курсив — самое сложное. Его точно надо делать, но как только вспоминаю, что теперь рисовать его придётся не для 900 знаков, на которые я рассчитывал, а для 1600, которые там есть сегодня — становится страшно.

Курсив

Поэтому сперва появится наклонное начертание и только для прописных, а после уже буду думать о настоящем курсиве.

В каком кегле использовать шрифт

Когда я собирал для Хельзы подачу на конкурсы, нужно было определять шрифт в категорию display, а рука не поднимается. Ну да, это не текстовые пропорции, но набираю двадцатым кеглем, печатаю – читается нормально. А если набрать только прописными и сделать побольше разрядку, то она работает и в больших массивах меньшего кегля.

Похоже, что за время проработки Хельза стала не только акциденцией для одного слова. Теперь она отлично живёт в абзацах на тысячи знаков и мне это очень нравится. Она занимает очень мало места в строке благодаря компактным пропорциям, так что можно ещё и бумагу меньше тратить.

Хельза в жизни

Было очень приятно видеть вместе Хельзу и Спайл в проекте «Франция и Россия. 10 веков вместе» музеев Московского кремля. Такой контраст точно подчеркнул пластику обоих шрифтов. А ещё Елизавета Корунова с коллегами сделали такой мерч, который захотелось купить.

Ещё один font in use, которым хочется делиться — это обложка для клипа «Ария дивы» Земфиры.

Это не значит, что мне нравится только «академическое» и «высокое» использование. Ещё на старте «лабораторной» жизни Хельзы Анатолий Микалюк делился макетами, которые помогли настроиться на нужную волну и представлять шрифт в разном окружении.

Параллельно я запускал клуб шрифтовой импровизации, в котором четверо участников одновременно в прямом эфире рисуют общий шрифт. Обложку и промо оформлял Хельзой и это помогло довести титульные альтернативы до финального вида.

Поэтому я думаю, что Helsa Display хороша для брендинга музеев и выставок, альтернативных музыкальных групп, независимых марок одежды и парфюмерии, и вообще для любых тем, связанных с дизайном или историей. Музеи и музыка — вот где мне как автору больше всего хочется видеть свой шрифт.

photo_2022-03-25_21.59.55_rev
photo_2022-03-25_21.59.53
photo_2022-03-25_21.59.51_rev1
photo_2022-03-25_21.59.50
typedesign_helsa_10
previous arrow
next arrow

Считаю, что каждый проект — коллаборация.

Поэтому хочу сказать спасибо тем, без кого шрифт был бы другим: Светлане Недашковской за помощь в выборе букв и поддержку, Александре Корольковой за уточняющие комментарии, Геннадию Фридману за тонкие замечания по конструкциям знаков и терпение, Александру Любовенко за kerntool, Дмитрию Голубу за занимательные разговоры, Анне Якуповой за атмосферу в нашей команде, Борису Мироновичу Левину, Оле Крыловой и Константину Кунарёву за то что шрифт видят так, как он задуман, Маше Касаткиной и пользователям лабораторной версии за примеры использования и доверие.

Спасибо!

Gate A1 — руководство пользователя

Мы выпустили шрифт Gate A1. Это гротеск в шести начертаниях со спокойным индустриальным рисунком, который поддерживает все европейские языки, в том числе греческий, и расширенную кириллицу, включая все основные языки народов России.

Но самое интересное, что есть в этом шрифте — это очень много разных стрелок и восемь видов рамок и плашек.

В каждом начертании Gate A1 больше 2800 знаков. Очевидно, что до всех символов не удастся добраться прямо с клавиатуры — поэтому рассказываем, как это сделать.

У большинства стрелок есть фиксированные места в Unicode. Как вызвать нестандартные знаки в десктопных приложениях, зная их юникоды, мы рассказывали в справочной части лонгрида «Тёмная сторона шрифта». В вебе вставить в текст знак можно с помощью кода &#xUUUU; (подставив вместо UUUU нужный юникод).

В Gate A1 несколько комплектов цифр, причём не только стандартный выбор «пропорциональные или моноширинные», но и варианты с альтернативным рисунком.

Возможность добраться до рамок, плашек и кружочков реализована с помощью OpenType — контекстных альтернатив и стилистических сетов. Вот комбинации, которые вызывают все восемь разновидностей рамок.

Рамки:

В InDesign они включаются здесь:

В Figma здесь:

Инструкции для других приложений можно найти в справочной части «Тёмной стороны шрифта».

В вебе включить эти альтернативы можно с помощью CSS. Вот примеры кода:

Подключение шрифта в таблицах стилей

@font-face {
font-family: "GateA1Medium";
src: url("font/Gate-A1_Medium.eot");
src:
url("font/Gate-A1_Medium.eot?#iefix") format("embedded-opentype"),
url("font/Gate-A1_Medium.woff2") format("woff2"),
url("font/Gate-A1_Medium.woff") format("woff");
font-weight: normal;
font-style: normal;
}

body {
font-family: "GateA1Medium";
}

Стили для квадратных рамок

/* Квадраты полные */
.squares { font-feature-settings: "ss11"; }

/* Квадраты открывающие */
.squares_int { font-feature-settings: "ss10"; }

/* Квадраты закрывающие */
.squares_fin { font-feature-settings: "ss12"; }

/* Середины */
.middles { font-feature-settings: "ss04", "ss13"; }

/* Квадраты полные инверсные */
.squares_b { font-feature-settings: "ss05", "ss11"; }

/* Квадраты открывающие инверсные */
.squares_b_int { font-feature-settings: "ss05", "ss10"; }

/* Квадраты закрывающие инверсные */
.squares_b_fin { font-feature-settings: "ss05", "ss12"; }

/* Середины инверсные */
.middles_b { font-feature-settings: "ss05", "ss13"; }

Стили для круглых рамок

/* Круги полные */
.circles { font-feature-settings: "ss04", "ss11"; }

/* Круги открывающие */
.circles_int { font-feature-settings: "ss04", "ss10"; }

/* Круги закрывающие */
.circles_fin { font-feature-settings: "ss04", "ss12"; }

/* Середины */
.middles { font-feature-settings: "ss04", "ss13"; }

/* Круги полные инверсные */
.circles_b { font-feature-settings: "ss06", "ss11"; }

/* Круги открывающие инверсные */
.circles_b_int { font-feature-settings: "ss06", "ss10"; }

/* Круги закрывающие инверсные */
.circles_b_fin { font-feature-settings: "ss06", "ss12"; }

/* Середины инверсные */
.middles_b { font-feature-settings: "ss05", "ss13"; }

Примеры html-кода для надписей
со сплошными рамками

<p><span>Москва &#x21bb; Вы здесь</span></p>

МОСКВА ↻ ВЫ ЗДЕСЬ

<p><span class="squares_int">Р</span><span class="middles">остов-на-Дону&#x2193;111</span><span class="squares_fin">5</span></p>

РОСТОВ-НА-ДОНУ↓1115

<p><span class="circles_int">C</span><span class="middles">амара&#x2192;111</span><span class="circles_fin">7</span></p>

CАМАРА→1117

<p><span class="squares_b_int">У</span><span class="middles_b">фа&#x2192;138</span><span class="squares_b_fin">4</span></p>

УФА→1384

<p><span class="circles_b_int">К</span><span class="middles_b">расноярск&#x2192;416</span><span class="circles_b_fin">9</span></p>

КРАСНОЯРСК→4169

<p><span class="squares">Воронеж&#x2935;554</span></p>

ВОРОНЕЖ↓554

<p><span class="squares_b">Волгоград&#x2198;1009</span></p>

ВОЛГОГРАД↓1009

<p><span class="circles_b">Краснодар&#x2193;1385</span></p>

КРАСНОДАР↓1385

В магазин

Эльзевиры. Странствие термина

Очерк посвящается другу и наставнику, Денису Машарову

Издательский дом Эльзевиров

Ранняя история дома Эльзевиров теряется в веках. Первые упоминания о семье начинаются с 1540 года, когда в городе Лёвен родился Лодевейк Эльзевир, который напечатал свою первую книгу в 1583 году, стал успешным, основал династию. Но само слово Elsevier (возможны также написания Elzevier и Elzevir) ничего не значит ни в голландском, ни во фламандском языках. Судя по всему, Лодевейк — выходец из семьи сефардских эмигрантов из Испании, где в 1492 году король Фердинанд II Арагонский издал указ об изгнании всех евреев из страны. На иврите, сефер (ספר) значит книга, а в еврейско-марокканских диалектах, очень близких к арабскому языку, использовался определённый артикль «Аль». Альтернативные, но, возможно менее вероятные версии происхождения фамилии: непосредственно от арабского Аль-Сафир (السفير) — посол, либо от фламандского Helsche Vier — четверо из ада.

К XVII веку издательство переехало в Лейден, обрело большую славу, изобрело свой одноименный формат карманных книг, которые стали невероятно желанными для библиофилов по всей Европе. Считается, что первая книга карманного формата «Эльзевир» была напечатана в 1583 году.

Turcici Imperii Status (1630), «Эльзевир» посвященный Турции. Источник — elzevier.com

Всего же издательство выпустило более 2200 книг, около 3000 диссертаций. На книгах Эльзевиров стояла издательская марка с девизом Non Solus. Для современников она была знаком наивысшего качества.


Во второй половине XVII века основной для Эльзевиров становится типография в Амстердаме. Кроме произведений античных авторов, издаются произведения современников — Бэкона, Галилея, Корнеля, Мольера, Паскаля, Рабле и других. Эльзевиры сыграли значительную роль в истории книжного дела, подготовив почву для дальнейшего развития полиграфии эпохи европейского Просвещения. Династия просуществовала до 1712 года. Позже, в 1880 году в Голландии было основано научное издательство Elsevier, которое также стало использовать и издательскую марку Non Solus. Это издательство существует до сих пор, но к оригинальной династии не имеет никакого отношения.

Кристоффель Ван Дейк

Возникновение термина «Эльзевир» именно в шрифтах неразрывно связано с работами Кристоффеля Ван Дейка (*1600-5, Дексхайм — †1669, Амстердам), одного из величайших голландских словолитчиков и печатников. Его шрифты по сути были продолжением и переосмыслением антикв Клода Гарамона и других, которые бы мы сейчас назвали старостильными. Однако в работе Ван Дейка уже начинали появляться некоторые барочные черты.

Образец шрифта Аскедоника словолитни Энсхеде, отлитый с матриц Ван Дейка

Ван Дейк основал собственную словолитню, которая после его смерти отошла его сыну, Аврааму Ван Дейку (*1645—†1672), пережившему отца менее чем на три года. После смерти Авраама бóльшая часть имущества словолитни была выставлена на аукцион, и его приобрёл Даниэль Эльзевир. Впоследствии с лёгкой руки Карла Энсхеде появился миф о том, что единственным автором шрифтов для знаменитого Лейденского издательства является именно Ван Дейк. В издательстве Эльзевир действительно много книг было напечатано шрифтами, отлитыми с матриц Ван Дейка, но также применялись и шрифты других авторов.

Образец шрифтов Кристоффеля Ван Дейка, отпечатанный в типографии Даниэля Эльзевира, 1681г.

Эльзевиры XIX века

Луи Бенуа Перрен

Возвращением понятия «Эльзевиры» в типографику XIX века — отчасти в новом значении — мы обязаны Луи Перрену (*1799 — †1865), печатнику, литографу, гравёру и книготорговцу из Лиона.

К середине XIX века во Франции уже начала проявляться усталость от вездесущих антикв нового стиля, в основном Дидо. Это несложно понять, так как помимо засилья таких шрифтов как такового, долго читать тексты, набранные кеглем мельче 12 пт, было сложно. Этим шрифтам присущ большой контраст между тонкими и плотными штрихами, и в мелком кегле это создаёт большую нагрузку на глаза.

По счастливому стечению обстоятельств, в 1845 году при раскопках в Лионе были обнаружены древнеримские руины с некими надписями, выбитыми в камне. Шрифт же в этих надписях заметно отличался от капитального монументального письма, в первую очередь пропорциями. Перрен срисовал буквы с этих надписей и поручил словолитчику Франциску Рею создать полный алфавит с прописными буквами, который он назвал «знаками Августа» (les Augusteaux). Далее, при участии самого Перрена, Рея и гравера Жана-Мари Фужера начинается разработка антиквы, которая была бы избавлена от тех качеств, за которые критиковали шрифты Дидо. За основу для прописных был взят рисунок тех самых «les Augusteaux», а для строчных базой послужили антиквы Ван Дейка, которые уже тогда называли Эльзевирами. Так старинное название обрело новый смысл в XIX веке.

Augustaux Exemple, Augustaux, n° 1
Augustaux Exemple, Augustaux, n° 2
Augustaux Exemple, Augustaux, n° 5
Augustaux Exemple, Augustaux, n° 6
previous arrowprevious arrow
next arrownext arrow
 

Шрифт Les Augusteaux. Работа Луи Перрена, Жана-Мари Фужера и Франциска Рея. Источник — signes.org

Путешествие по планете

Новый стиль — открытые апертуры, слабовыраженные засечки, фирменные пропорции прописных и еще более фирменная нога-шпора в букве R — притянул к себе общественное внимание. Шрифты этого типа быстро становятся популярными. Буквально через пару лет после Перрена их начинают изготавливать многие французские словолитни.

FR_01_Turlot
FR_02_Anglais_n1_7pt
FR_03_Anglais_n2_10pt
FR_03_Anglais_n3_12pt
FR_04_David_n1
FR_05_David_n2
FR_06_Francais_n2
FR_07_Jouaust_n1_7pt
FR_08_Jouaust_n3_10pt
FR_09_Plantin
FR_10_Plantin
FR_11_Warnery
previous arrowprevious arrow
next arrownext arrow
 

Другие французские эльзевиры: Elzévier Turlot, Elzévier Anglais, Elzévier David, Elzévier Français, Elzévier Jouaust, Elzévier Plantin, Elzévier Warnery.

Затем, в 1885 году, Альберт Анклам из Гамбурга создаёт шрифт в этом же жанре для словолитни Генцш и Гейзе (Genzsch & Heyse), и называет его Römische Antiqua. Здесь стоит добавить, что в плане названий немцы шли немного иным путём, и по причине того, что прописные буквы в шрифте лез Огюсто были основаны на древнеримских надписях, шрифты подобного стиля часто назывались Römisch, Lateinisch, Romana и тому подобные.

DE_01_Roemisch
DE_02_RomanaArtistica
DE_03_RomanaArtistica
previous arrowprevious arrow
next arrownext arrow
 

Römisch Antiqua, словолитня Genzsch & Heyse. Источник Letterformarchive.org,
Romana Artistica. Источник — Денис Машаров

В Америку шрифты Генцш и Гейзе привёз Теодор Лоу Де Винн. В США термин «эльзевир» появляется снова. Вслед за Де Винном, свои эльзевиры делают Барнхардт Бразерс & Спиндлер, Инланд Тайп Фаундри и многие другие.п

US_03_Barnhardt_Elzevier_Masharov
US_01_Inland_FrenchOldStyle_Masharov
US_02_Inland_FrenchOldStyle_Masharov
US_04_Barnhardt_14ptElzevier_Masharov
US_05_DeVinneOpen
previous arrowprevious arrow
next arrownext arrow
 

Inland Type Foundry, French Old Style. Источник — Денис Машаров.
Barnhardt Brothers & Spindler, Elzevir. Источник — Денис Машаров.
Central Type Foundry, DeVinne Open. Источник — fontsinuse.com

Эльзевиры в ХX веке

Вернёмся в Германию. В 1899 году Петер Шорр создает первое начертание шрифта Lateinisch для словолитни Бертгольда. В 1902 году, гарнитура была расширена до 6 начертаний, а специально для петербургского отделения Бертгольда была изготовлена Lateinisch Russisch или иначе — гарнитура Латинская. В довоенный период в России продолжают появляться и другие эльзевиры, например, гарнитура Рената. Этот шрифт был выпущен в конце XIX века словолитней Кребса. Он производился также словолитней Поппельбаума в Вене, словолитней Лемана в Санкт-Петербурге, Пражской словолитней (везде — включая кириллическую версию). Позже немецким филиалом Mergenthaler Linotype этот шрифт был адаптирован для строкоотливных машин (также с кириллицей).

Удивительно, но гарнитура Латинская уцелела даже после революции 1917 года, став буквально одной из нескольких антикв в советском ГОСТе, под именем гарнитуры 27. После стандартизации и уточнения рисунка букв, сделанного Галиной Банниковой, шрифт стал называться гарнитурой Литературной. Надолго Литературная стала «антиквой по умолчанию» в СССР.

RI_01_LatPoluzhir_Berthold
RR_02_Latinsky_Kovensky
RR_03_Latinsky_Kovensky
RR_04_Latinsky_Kovensky
RR_05_Renata_Kovensky
RR_06_Renata_Kovensky
SU_07_Renato
SU_09_Literaturnaya
SU_08_Literaturnaya
previous arrowprevious arrow
next arrownext arrow
 

Латинский полужирный Бертгольда, 1902г. Источник — Денис Машаров
Латинский, графические мастерские Академического издательства, 1910-е. Источник — РНБ
Рената, графические мастерские Академического издательства, 1910-е. Источник — РНБ
Ренато, каталог шрифтов Можайского УИКа, 1927г. Источник — РГБ
Гарнитура Литературная, 1930-е. см. Искусство Галины Банниковой

Современность

Вероятнее всего, повторный интерес к эльзевирам возник по причинам, схожим с усталостью от контрастных, закрытых шрифтов в середине XIX века во Франции. К середине 2010-х это был, пожалуй, единственный жанр, не освоенный современными шрифтовыми дизайнерами.

В конце 2010-х Дэвид Джонатан Росс выпустил первое начертание шрифта Roslindale — честный ревайвал шрифтов Де Винна, конца XIX века, а Тобиас Фрер Джонс и Нина Штёссингер создали шрифт Empirica — внимательный ревайвал les Augusteaux Луи Перрена. В 2020 Ник Недашковский в Паратайпе спроектировал первую версию шрифта Helsa Display для Лаборатории Паратайп — стройную и эксцентричную антикву для заголовков и коротких текстов. Юлия Гонина из TypeType в марте 2021 сделала TT Ricordi Todi — акцидентный шрифт с сильным харакетром, эльзевирными чертами и лёгким привкусом русского модерна.

Cont_03_Roslindale
Cont_04_Empirica
Cont_04b_Helsa
Cont_05_TTRicordiTodi
previous arrowprevious arrow
next arrownext arrow
 

Roslindale, Empirica, Helsa Display, TT Ricordi Todi

Интерес к эльзевирам заметен и в реальном применении в дизайне, примечательны работы Глущенкоиздата, фирменный стиль Типомании 2021, в которых активно используется Литературная.

typomania_festival_191303630_286795589774530_6075086737786389988_n
typomania_festival_194056625_770310207011231_4515471739843239100_n
typomania_festival_163698826_442183067017121_5891346903086177422_n
typomania_festival_189126589_477068026710654_2132200962589934758_n
previous arrowprevious arrow
next arrownext arrow
 

Фирменный стиль Типомании 2021, источник; — инстаграм @typomania_festival

В 2018 году в нашей студии появился «алтарь Эльзевиров» — стена, увешанная распечатками исторических шрифтов-референсов. С тех пор наша студия работает над шрифтами этого жанра. Сейчас в процессе Scoville — острый шрифт с вариативной конструкцией — от эльзевира до шотландской антиквы, Epice — жирный и мягкий акцидентный эльзевир, а также — расширенная версия гарнитуры Литературной. В начале 2022 года вышла финальная версия Хельзы — Ник Недашковский почти полностью перерисовал шрифт и значительно расширил его по знаковому составу.

Helsa_Display-01
Helsa_Display-02
Helsa_Display-03
Helsa_Display-04
Helsa_Display-05
Helsa_Display-06
Helsa_Display-07
previous arrowprevious arrow
next arrownext arrow

Отдельная благодарность Константину Головченко за пояснения

Gill Sans

Очерк Анны Шмелёвой и Владимира Ефимова о знаменитом гротеске Эрика Гилла — Gill Sans

23 февраля 2022 года было десять лет, как с нами нет Владимира Ефимова. Студенты, дизайнеры и просто интересующиеся шрифтами читатели прекрасно помнят серию книг «Великие шрифты». Из задуманных автором пяти томов вышло только два, а вся серия была посвящена наборным шрифтам, оказавшим серьёзное влияние на шрифтовую ситуацию и типографическую среду. В первом томе («Истоки», 2006) описана история классических шрифтов: Гарамон, Баскервиль, Бодони, Акциденц-Гротеск, Футура и Рокуэлл. Второй том («Антиква», 2007) повествует о великих антиквах: Киш/Янсон, Кэзлон, Сенчури Скулбук, Таймс Нью Роман, Свифт, ITC Чартер. Оба тома были написаны в соавторстве с Анной Шмелёвой. Планировался третий том, посвящённый гротескам, часть статей была написана, но осталась неопубликованной. Мы подготовили очерк Анны Шмелёвой и Владимира Ефимова о знаменитом гротеске Эрика Гилла — о том, как он был задуман и выпущен, как его использовали в XX веке и используют сегодня.

Благодарим Максима Жукова за редакторские поправки.

Рустам Габбасов

История гуманистического
гротеска Эрика Гилла

Если Кэзлон — национальная антиква Британии, то Гилл Санс — ее национальный гротеск. Он узнается в логотипах «Би-Би-Си» (BBC) и других крупнейших британских компаний. Этот шрифт называют лицом британского дизайна 50-х — 60-х годов XX века. В других странах он распространен меньше. Несмотря на то, что кириллические версии Гилл Санс существуют давно, они почти не применялись у нас в советское время; обошла их и мода перестроечных лет. В контексте нашей российской типографики Гилл Санс, таким образом, по-прежнему может выглядеть свежим решением. Его облик почти не несет с собой дополнительных ассоциаций, кроме некоторого «заграничного лоска». Он не так упорядочен, как вездесущая Гельветика, не идейно-агрессивен, как Футура; это спокойный, элегантный шрифт «с человеческим лицом» — не лучайно же он называется гуманистическим гротеском. В истории шрифта и типографики Гилл Санс считается первым, исходным образцом своей классификационной группы. Это так и есть, хотя и здесь, как всегда, при ближайшем рассмотрении становятся видны полутона, нюансы и детали, провоцирующие рассказчика на сдержанность в обобщениях и уклончивые формулировки.

Humanist 521
Humanist 521 — шрифт Gill Sans в интерпретации компании Битстрим. Кириллические версии шести текстовых начертаний и сверхжирного начертания разработаны Владимиром Ефимовым и Изабеллой Чаевой. Обновлённый шрифт выпущен компанией ПараТайп в 2013 году.

Время, когда появился Гилл Санс, было смутным, но плодотворным. Методы, идеи, почерк технологической революции ярко проявляли себя в искусстве, но сильными были и охранительные тенденции, возникавшие в ответ. В противовес идеям механизации и разделения труда получали свое развитие идеалы синтеза искусств, соответствия инструмента и материала, единства процессов жизни и творчества, мысли об ответственности мастера за все, к чему он так или иначе прикоснулся. Вообще говоря, в самом факте создания Эриком Гиллом наборных шрифтов таится парадокс, поскольку Гилл был довольно последовательным противником промышленных методов, тем более в искусстве. К счастью, он умел пересматривать свои взгляды и, как всякий истинный художник, никогда не был рабом догмы. Вероятно, важную роль сыграл также талант убеждения, присущий Стенли Морисону.

Стенли Морисон
Стенли Морисон © @NewsUKArchives / Twitter

Шрифты Gill Sans (1927), Perpetua (1925) и Solus (1929) были созданы Эриком Гиллом по заказам корпорации Monotype. Стенли Морисон в то время занимал пост консультанта этой фирмы по типографике (Typographical Advisor). Творческое сближение Морисона и Гилла состоялось в 1924–1925 годах, после переезда семьи Гиллов в деревню Capel-y-ffin в Уэльсе.

К 1925 году относится первый заказанный Морисоном шрифт — Перпетуя (Perpetua). Имя ему было дано по первой набранной этим шрифтом книге — The Passion of Perpetua and Felicity («Страсти Свв. Перпетуи и Фелицитаты»; так же, как ураганам присваивалось имя первого корабля, встретившего их). Это антиква старого стиля, имеющая неслучайное сходство с монументальными надписями Древнего Рима. Гилл Санс, появившийся двумя годами позже, в свою очередь близок к Перпетуе по структуре и имеет те же пропорции. Идея заказать Гиллу гротеск пришла к Стенли Морисону, когда он останавливался в Бристоле у их общего с Гиллом друга Дугласа Клевердона, владельца книжного магазина. На магазине красовалась вывеска DOUGLAS CLEVERDON, собственноручно выполненная Гиллом незадолго до этого. Тщательный исторический анализ говорит, что эта надпись не была самой первой для Гилла пробой гротеска: отдельные небольшие указатели, например надписи Men и Women в церкви (1) , он делал подобным шрифтом и раньше. Но попавшийся на глаза Морисону образец был поистине великолепен.

(1) В церкви мужчины и женщины молились отдельно, каждая группа на своей половине.

Скоропись XVII века
Вверху: страницы из альбома алфавитов, выполненных Гиллом для бристольского издателя Дугласа Клевердона в 1926 году. Внизу: эстампаж дверной таблички с именем Клевердона, выполненный Эриком Гиллом. The Monotype Recorder, vol. 41, No. 3, 1958, pp. 7, 15.

Эрику Гиллу было тогда 43 года. Его главным занятием была резьба по камню (stone carving). За свою жизнь к этому моменту он выполнил множество заказов на надгробия, мемориальные доски, вывески, барельефы и гербы. Будучи убежденным противником разделения искусства на «низкое», ремесленное и «высокое», Гилл всегда работал с камнем сам. Он не прибегал к услугам помощников, которые рубят камень в то время, как мэтр только делает эскизы (как это нередко практиковалось и практикуется и до него, и после). Искусство для него начиналось с утренней молитвы и подчиняло себе весь трудовой день. И подготовка камня, и заточка резца, который должен был рассекать на лету лист бумаги — всё считалось равно важным служением. Таков был осознанный и тщательно поддерживаемый стиль жизни. Неприятие Гиллом идеи «чистого искусства» выражалось и в том, что долгое время он намеренно не признавал себя скульптором. Если на надгробии по замыслу клиента полагалась, скажем, фигура ангела, то Гилл привлекал к работе другого, «настоящего» художника. Только в 1909 году, в 27 лет, уже сложившимся и успешным мастером-камнерезом, он впервые взялся за скульптурные работы, не без кокетства характеризуя себя как простого резчика, который немного балуется скульптурой. Тем не менее, его первая выставка в галерее Chenil в Челси в 1911 году имела колоссальный успех.

О Божественных именах
«Божественная красота — причина всеобщего бытия». Цитата из комментария св. Фомы Аквинского к сочинению Дионисия Ареопагита (ок. VI в.) «О Божественных именах». Эрик Гилл, гравировка и раскраска по камню, 1926 © Tate

Природа наделила Эрика Гилла безупречно твердой рукой, точным глазом и острым чувством формы. Его рисунки — рисунки скульптора. В детстве Гилл, как многие мальчики, увлеченно рисовал паровозы — но делал это с такой точностью и таким пониманием, что едва не был отправлен учиться на инженера. Впрочем, ошибки в выборе профессии вовремя удалось избежать. Затем пришло увлечение архитектурой, которую Гилл в молодости считал главнейшим из искусств. Будущий мастер рос в счастливой, хотя и беспокойной, большой семье протестантского священника, в атмосфере викторианской чопорности и сентиментальности, с одной стороны, но и ветра дальних странствий (дедушка, дядя, а затем и брат были миссионерами), духовных исканий, дружбы и любви — с другой. Сам Эрик, его братья и сестры получили имена в честь героев нравоучительных романов. Всего детей в семье было тринадцать.

У Эрика Гилла было двенадцать братьев и сестер:

  • Энид Роуз (Enid Rose, 1881) — впоследствии Энид Роуз Клэй, поэт; как и Эрик, перешла в католичество;
  • Сесили Элинор (Cecily Eleanor, 1883–1897) — умерла в возрасте тринадцати лет;
  • Лесли Макдональд (Leslie MacDonald, 1884) — каллиграф, художник;
  • Стивен Ромни Морис (Stephen Romney Maurice, 1886) — впоследствии миссионер в Папуа Новая Гвинея;
  • Лилиан Ирэн (Lilian Irene, 1887) — умерла в детстве;
  • Мэделин Беатрис (Madeline Beatrice, 1888) — стала монахиней англиканской церкви;
  • Глэдис Мэри (Gladys Mary, 1890) — художница, мастер вышивки;
  • Эван Робертсон (Evan Robertson, 1892) — составитель библиографии, посвященной Эрику Гиллу, и полного списка его работ;
  • Вернон Кингсли (Vernon Kingsley, 1892) — впоследствии эмигрировал в Канаду;
  • Кеннет Карлайл (Kenneth Carlyle, 1893) — убит на Первой мировой войне;
  • Маргарет Ивэнджелин (Margaret Evangeline, 1895) — стала матерью известного скульптора Джона Скелтона и издателя Кристофера Скелтона;
  • Сесил Эрнст Гаспар (Cecil Ernest Gaspar, 1897) — врач, миссионер, перешел в католичество, как и Эрик Гилл.

С изучения архитектуры в Лондоне началась самостоятельная жизнь. Родители поддержали выбор сына: профессия была уважаемой и сулила достаток. Но очень скоро выбранный путь увел Эрика Гилла на иную стезю, по-английски именуемую lettering (3) — изготовление надписей. Каллиграфия была одной из семейных добродетелей Гиллов: отец художника весьма гордился своим аккуратным почерком и впоследствии утверждал, что Эрик именно от него перенял это искусство. В 1901 году Эрик Гилл приступил к занятиям каллиграфией в Центральной школе искусств и ремесел на Верхней Риджент-cтрит, одновременно посещая также класс каменной кладки (masonry). Первой ученической работой Гилла была небольшая каменная табличка с надписью JANE LISTER A DEAR CHILD, выполненная по историческому образцу со стены Вестминстерского аббатства.

(3) Слову lettering пока не найдено точного перевода на русский язык. Это — изготовление надписей вручную, будь то гравировка, выжигание, рисование заголовка стенгазеты и т. п.; таким образом, понятие более широкое, чем каллиграфия.

Эрик Гилл и граф Гарри Кесслер
Слева: 22-летний Эрик Гилл. Справа: граф Гарри Кесслер, один из первых крупнейших заказчиков Эрика Гилла. Страница из книги Фионы Маккарти (MacCarthy, F. Eric Gill, London, Faber & Faber, 1989 год)

Затем последовали другие пробы, а вскоре и первый коммерческий заказ на надгробную надпись — от известного художника Джона Диксона Беттена (J. D. Batten), выполнение которого потребовало трех месяцев работы по вечерам и принесло Гиллу гонорар в пять фунтов. Это стало началом. Каменные буквы для фронтонов, стел и памятных плит, стали предметом регулярной работы. Число заказов постоянно росло: 8 в 1902 году, 29 в 1903 и так далее. В числе работ 1903 года было оформление нового здания медицинского колледжа в Кембридже, порученное Гиллу непосредственно архитектором Эдвардом Прайором (Edward Prior). Получив этот крупный заказ, Гилл оставил архитектурную мастерскую Caröe (4) и окончательно посвятил себя профессии резчика. Он женился на дочери цветочника Этель Мур и сменил, после двух-трех лет переездов и поисков, меблированные комнаты в Лондоне на дом и мастерскую в деревне Дитчлинг (Ditchling) близ Брайтона, где семье было суждено провести семнадцать лет. Как впоследствии подсчитали искусствоведы, всего за свою жизнь Эрик Гилл выполнил не менее 750 монументальных надписей. Это неимоверно много, если учесть, сколько времени и труда требует даже небольшая работа по камню, тем более по традиционным технологиям, которых придерживался Гилл.

(4) Уильям Каро (William Douglas Caröe, 1854–1938) — лондонский архитектор. Гилл работал в его мастерской в 1900–1903 годах.

Первая профессиональная работа Гилла-камнереза
Первая профессиональная работа Гилла-камнереза — леттеринг медицинской школы Кембриджа на Даунинг-стрит. 1903. Фриз школы украсило высказывание Луи Пастера ‘Dans les champs de l’observation le hasard ne favorise que les esprits prepares’ («Случайные открытия делают только подготовленные умы»)

Таким образом, шрифт Гилл Санс, сколько бы его ни называли первым гуманистическим гротеском, вовсе не был революционным открытием художника. За ним стояла огромная армия рукодельных каменных букв, выполненных Гиллом за предыдущие годы и приходившихся новому гротеску ближней родней. Разумеется, по сравнению с Перпетуей, чье сходство с древнеримской монументальной антиквой можно назвать генетическим, рисунок знаков Гилл Санса, восходящий к той же графической основе, более глубоко переосмыслен. Но и для него родственность рисунка и пропорций много важнее, чем наличие или отсутствие засечек. Это потом уже теоретики шрифта так жестко разделят шрифтовое море на две акватории — гротески и антикву; в случае с буквами и шрифтами Гилла это разделение выглядит особенно надуманным. Едва ли Гилл восклицал «эврика!», просто так, ни с того ни с сего, решив убрать у антиквы засечки. Тому, кто резал буквы на камне своими руками, не надо объяснять, что такое засечки и для чего они делаются. Один неловкий, чересчур сильный удар по резцу — и тот может соскользнуть далеко по поверхности камня, пропахать на ней борозду и испортить всю работу. Сделанная заранее засечка предохраняет от этого. У многих выполненных Эриком Гиллом каменных букв засечки не велики, и это можно считать одним из показателей опыта и мастерства. На бумаге в засечках нет технологической необходимости, и существует немало теорий в объяснение и оправдание их применения.

6 Perpetua + GillSans
7 Perpetua + GillSans
previous arrow
next arrow
Первая профессиональная работа Гилла-камнереза
Шрифт, созданный Тагиром Сафаевым по мотивам шрифта Perpetua Эрика Гилла (эксклюзивно для газеты «Известия» в 1999 году), и Humanist 521 (на основе Gill Sans), выпущенный компанией Битстрим. Заметно родство пропорций (прежде всего — ширин прописных) и рисунка некоторых знаков.

С другой стороны, к моменту создания шрифта Эрик Гилл неоднократно и успешно имел дело с печатными изданиями. Журналы, листовки, плакаты нередко отражали те активные религиозно-философские позиции, которые занимал Гилл. Он менял школы, кружки, направления и даже религиозные убеждения в поиске соответствия собственному пониманию мира, искусства и своего места в искусстве и мире. Вероятно, именно поэтому Эрик Гилл остался в истории искусств не только как скульптор, художник и типограф, но и как теоретик и философ, оказавший немалое влияние на умонастроения своего времени. Ему принадлежат около трехсот статей, памфлетов, эссе и несколько книг, в том числе Art-Nonsense and other Essays («Искусство-чепуха и другие эссе», 1929), An Essay on TypographyЭссе о типографике», 1931) и другие. Первые значительные работы Гилла в области книжной графики, гравюры на дереве относятся к 1907–1909 годам. Это инициалы и обложки для издательства Insel Verlag в Лейпциге и инициалы для Ashedene Press, титульную надпись для журнала «Новый век» (The New Age) и другое.

Леттеринг для титульного листа Одиссеи
Эрик Гилл. Леттеринг для титульного листа «Одиссеи». Cranach Press, 1910 © AIGA

Но наиболее известны и значительны его работы для издательств St. Dominic’s Press (издательский дом св. Доминика) и Golden Cockerel Press (издательство «Золотой петушок»). Первое издательство, основанное самим Гиллом в 1915 году совместно с Дугласом Пеплером (Douglas Pepler), было рупором коммуны в Дитчлинге. В то время, вообще отмеченное расцветом британских частных издательств, St. Dominic’s Press имело, пожалуй, наиболее своеобразное и запоминающееся лицо. Там использовали ручной печатный пресс, бумагу ручного отлива и типографскую краску собственного (на основе сажи и льняного масла) изготовления. Издательство полностью обслуживало деревню, печатая всё, от молитвенника до наклеек на банки с вареньем; там же издавались книги и очень хорошо раскупавшиеся плакаты. Оборудование и продукцию St. Dominic’s Press можно и теперь видеть в местном музее: старый печатный станок оживет, чтобы оттиснуть вам листок на память, а полный выбор плакатов и открыток вы найдете здесь же, в магазинчике при музее.

С издательством Golden Cockerel Press, владельцами которого были Роберт и Мойра Гиббингс (Robert Gibbings, Moira Gibbings), Гилл начал сотрудничать после переезда в Уэльс. В период с 1925 по 1931 гг. в этом издательстве вышли книги, признанные теперь типографическими шедеврами: Song of Songs (Песнь Песней), Troilus and Cressida («Троил и Крессида»), Canterbury Tales («Кентерберийские рассказы») и, наконец, Four Gospels («Четвероевангелие»). Эти книги с гравюрами и инициалами были набраны эксклюзивным шрифтом, известным теперь как Golden Cockerel Roman (1929). Таким образом, лицом издательства Golden Cockerel Press и основной его творческой силой в годы расцвета был Эрик Гилл.

Титульный лист книги Троил и Крессида
Эрик Гилл. Титульный лист (гравированные иллюстрации и леттеринг) книги «Троил и Крессида» Джефри Чосера. Golden Cockerel Press, 1927 © The Trustees of the British Museum

Вместе с тем, у Гилл Санса существовал и прямой прототип. В своем «Эссе о типографике» Эрик Гилл писал, что это — гротеск Эдварда Джонстона (5) (Edward Johnston), проект, выполненный в 1913–1916 годах для лондонского метро. Его заказал Фрэнк Пик (Frank Pick), коммерческий менеджер London Electric Railway Company (известной также как The Underground Group). Разрозненные транспортные компании, владевшие отдельными ветками столичной подземки, незадолго до этого времени начали объединяться, вырабатывая в числе прочего и единый стиль. Идея нового фирменного шрифта — современного, удобочитаемого, ясного, не в пример вычурным декоративным рекламным шрифтам того времени, и национального — сформировалась уже вполне отчетливо. Джонстон обогатил ее собственным, расцветшим под знаменем Движения искусств и ремесел (Arts and Crafts), представлением о том, что задача художника-мастерового — наполнить искусством повседневную жизнь. Еще раньше, чем был создан шрифт, Джонстон предвосхитил саму задачу: превратить в произведение искусства грубый гротеск, считавшийся утилитарным детищем промышленного капитализма. Результатом явился шрифт, уже имевший некоторые признаки гуманистических гротесков будущего. Характерными чертами шрифта Джонстона являются, например, хвостики у строчных латинских t, j и особенно у l, которого в рубленых шрифтах обычно не бывает — но здесь они увеличивают различимость этих знаков и предохраняют их в наборе от слипания друг с другом. Ромбовидные точки напоминают о каллиграфии. Но при этом конструкции и пропорции многих знаков, например М, S, типичны все же не для гуманистического, а для геометрического гротеска.

(5) Эдвард Джонстон (Edward Johnston, 1872–1944). Каллиграф, дизайнер шрифта, преподаватель, теоретик и практик типографики. Автор трактата Writing & Illuminating & Lettering. Первое образование — медицинское (колледж в Эдинбурге). Серьезно увлекся каллиграфией в Лондоне в 1898 году. С 1899 преподавал книжную иллюстрацию в Центральной школе искусств и ремесел, ставя студентов скорее на место товарищей, нежели учеников. В эти же годы близко сошелся со своим студентом Эриком Гиллом, и в 1902 году, пока не женился, делил с Гиллом комнату в Lincoln’s Inn. В 1907 вслед за семьей Гиллов семья Джонстонов переехала в Дитчлинг, где осталась и после отъезда Гиллов в 1924. Похоронен там же, на погосте сельской церкви.

Эскиз прописных знаков гротеска Эдварда Джонстона
Один из первых эскизов прописных знаков гротеска Эдварда Джонстона. Дитчлинг, 1916 © @mikeyashworth / flickr. Эрик Гилл писал об этом гротеске в «Эссе о типографике»: «Первая достойная упоминания попытка выработать нормативные формы простейших букв была предпринята мистером Эдвардом Джонстоном, спроектировавшим шрифт без засечек для лондонского метрополитена. Некоторые из этих букв не вполне удовлетворительны, особенно если принять во внимание, что для решения задачи, подобной этой, алфавит должен обладать настолько надёжной «защитой от дурака», насколько это вообще возможно: легко масштабироваться и допускать, скажем так, диалектное варьирование. (Как выразились бы философы, ни одна мелочь не должна быть оставлена воображению художника вывесок и изготовителя эмалированных табличек.)»

Со временем шрифт Джонстона был доработан, развит по начертаниям и выпущен сначала для ручного, а в наше время и для цифрового набора. Он есть в каталоге фирмы P22 под именем Джонстон Андерграунд (Johnston Underground). В 1999 году Интернешнл Тайпфейс Корпорейшн (International Typeface Corporation, или «Ай-Ти-Си») выпустило гарнитуру ITC Джонстон (ITC Johnston) — в трех вариантах насыщенности (светлый, средний и жирный), с капителью, равно- и разновысокими цифрами; дизайнеры Дэйв Фейри (Dave Farey) и Ричард Доусон (Richard Dawson). Эксклюзивный шрифт управления общественного транспорта Transport for London (TfL), доработанный в 1979 году (6) дизайнером Эйити Коно (Eiichi Kono), носит название New Johnston. В свободной продаже его нет, но есть близкий по рисунку шрифт Паддингтон (Paddington).

(6) К концу 70-х годов шрифт Джонстона перестал удовлетворять работавших для транспортной компании дизайнеров. Он не был изначально рассчитан для набора сплошного текста, например, в инструкциях и буклетах, плохо читался в больших объемах текста и не имел курсива. При выработке новой версии для улучшения читаемости был увеличен рост строчных, а в жирных начертаниях толщина штрихов стала различной. То и другое было отступлением от принципов, заложенных Джонстоном, и вызвало споры: насколько все-таки базовый шрифт лондонской подземки остался собой?

Судить об этом может лишь сам читатель. «Новый Джонстон» теперь имеет полный набор начертаний: светлые и полужирные, узкие, книжное, курсив. Классическая же версия по-прежнему остается в строю, причем применяется не только в метро, но и, например, в оформлении лондонских автобусов.

Эрик Гилл был не просто знаком с проектом Джонстона — он принимал в нем личное участие. Вообще-то первоначально к работе были привлечены сразу оба друга и соседа по коммуне в Дитчлинге — Джонстон и Гилл. Но, получив примерно в то же время заказ на серию рельефов Stations of the Cross (Крестный путь) для католического Вестминстерского собора — одну из своих самых известных и значительных работ, — Эрик Гилл принял решение оставить сотрудничество с метро (7). Джонстон, старший друг и учитель Гилла, наоборот, связал с проектом жизнь и продолжал консультировать транспортную компанию при всех модификациях корпоративного стиля. Его работа еще в большей степени, чем рельефы и надписи Гилла, определила облик лондонских улиц. Именно Джонстон является автором известной эмблемы — круга, перечеркнутого названием станции или иной надписью, — без которой современный Лондон уже невозможно себе представить. А Гилл вернулся к своему видению задачи, в чем-то развивая идеи Джонстона, а в чем-то споря с ними, при разработке собственного гротеска в 1927 году.

(7) Раскол коммуны в Дитчлинге, приведший в итоге к переезду Гилла в Уэльс, угасание давней дружбы с Джонстоном, а заодно и выход из проекта оформления метро связаны с переходом Эрика Гилла в католичество. В последнем случае злые языки меняют причину и следствие местами: ведь получить крупный, престижный и выгодный заказ на рельефы для главного католического собора мог только католик. Работа над серией «Крестного пути» принесла Гиллу отсрочку от призыва в действующую армию, который для него состоялся лишь в 1918 году — и, проведя на военных сборах несколько пренеприятных месяцев, в мясорубку Первой мировой войны он так и не попал. Но все же причины, приведшие Гилла к радикальному духовному шагу, более тонки и сложны. Католичество на тот момент больше отвечало его внутренним принципам. Основной чертой характера Гилла в сущности всегда была верность самому себе. В автобиографии он вспоминает характеристику, данную ему школьным учителем — то, что Эрик Гилл легко становился ведомым — и добавляет, что это неплохо, если умеешь правильно выбрать ведущего.

Знак выхода на станции Бромтон-роуд
Знак «Выход» на станции Бромтон-роуд, 1916 © Ditchling Museum of Art + Craft

Выдержанный в пропорциях старостильной антиквы, Гилл Санс пользовался репутацией наиболее удобочитаемого гротеска своего времени. Тем не менее как текстовой шрифт он не лишен недостатков. Его критиковали за то, что его нормальное начертание слишком темное, а светлое начертание чересчур светлое для набора сплошного текста. Критикуют его и сейчас: так, Бен Арчер (Ben Archer) в своей статье указывает на то, что некоторые решения в шрифте Джонстона 1916 года более удачны, чем в созданном на 11 лет позже Гилл Сансе, и что, быть может, своей популярностью Гилл Санс обязан скорее мощной раскрутке со стороны Monotype, нежели своим выдающимся качествам. Сегодня, впрочем, вся эта критика воспринимается как обязательный признак настоящей славы, когда признанного всеми гения кто-нибудь да должен «ниспровергать».

В наборе Гилл Санс выглядит неформально и придает тексту дружелюбный оттенок. Он был разработан в четырех насыщенностях, а также имел курсивные, дополнительные свержирное и узкие начертания. Кроме того, было создано несколько декоративных вариантов, включая оттененный (Gill Sans Shadow).

Реклама шрифта Gill Sans
Реклама шрифта Gill Sans. Monotype Corporation, 1935. Фото из книги Type — A Visual History of Typefaces and Graphic Styles (edited by Cees de Jong, Alston Purvis and Jan Tholenaar), Taschen, 2009 © pietschreuders / flickr

Для гротесков 30-х годов необычной была разработка «настоящего курсива» на основе старостильных курсивов XVI–XVIII веков — в то время, как правило, в гротесках применялись просто наклонные начертания. Наиболее существенные особенности рисунка гарнитуры Гилл Санс, характеризующие этот шрифт, — это конструкция буквы M с вертикальными боковыми штрихами и довольно высоким остроконечным нижним соединением диагоналей, буква R с изогнутым нижним правым штрихом, j с коротким крючком на конце выносного элемента, W и V с остроконечными нижними соединениями диагональных штрихов. В курсиве знаки a и p по конструкции повторяют курсивы старого стиля.

Perpetua и Joanna
Эрик Гилл писал о курсивах своих шрифтов Perpetua и Joanna: «Нам очень не хватает узких и менее динамичных форм, которые, выделяясь в строке и добавляя выразительности, при этом были бы той же природы, что и прямые начертания, вместе с которыми они используются» (Эссе о типографике. М.: Шрифт, 2018. С. 51). Того же принципа он придерживался и в курсиве гротеска Gill Sans, который мог вполне использоваться самостоятельно как текстовый шрифт, а не просто начертание для акцентировки.

Шрифт Гилл Санс сейчас не так популярен среди западных графиков-дизайнеров, как в былые времена. Тем не менее, благодаря своей удобочитаемости и изяществу, Гилл Санс обязательно присутствует в современных шрифтовых каталогах.

Первый кириллический Гилл Санс был создан корпорацией Monotype во второй половине 1950-х гг., через 15 лет после смерти Эрика Гилла, но при жизни Стенли Морисона. Мы не знаем, приложил ли к нему руку сам Гилл при жизни. По его собственному свидетельству, роль безымянных художников из Monotype Type Drawing Office в разработке выпускаемых фирмой шрифтов бывала очень значительной. К началу девяностых годов этот шрифт существовал по-прежнему только для буквоотливного (монотипного), ручного и фото- набора. При выпуске цифрового Гилл Санса фирма, возможно, взяла за основу другой вариант, разработанный в России, который мог таким образом казаться более аутентичным. Во всяком случае, у него много общего с версией, выпущенной российской фирмой Az-Zet в 1993 году. Сходность трактовки специфических для кириллицы знаков такова, что ее трудно считать случайной.

Назвать такое решение удачным, тем не менее, сложно. В построении кириллического Гилл Санса буквально напрашивается — и лежит на поверхности — формальный подход, диктующий, например, треугольные формы строчных и прописных Л и Д. При этом в версии 1993 года прописная Л точно совпадает по рисунку с А, из которой выбит горизонтальный штрих. Это логично: ведь во многих шрифтах, относящихся к антикве старого стиля, формы этих знаков действительно треугольны. Но в данном случае такая логика — скорее ловушка для неуверенного в себе дизайнера, чем подсказка. Просто посмотрите, как дисгармонично выглядит при таком рисунке букв даже само слово «Гилл»! При всей своей любви к теории сам Эрик Гилл никогда не руководствовался в творчестве ничем, кроме художественного чутья. А чувство гармонии все же подсказывает несколько иные решения в кириллических гротесках этого типа.

Современная кириллическая версия шрифта Gill Sans Nova
Современная кириллическая версия шрифта Gill Sans Nova, которую предлагает компания Monotype содержит несколько неуверенных, механистических решений в знаках «д», «л», «ж» как в прямом, так и курсивном начертаниях.

После знаменитого Гилл Санса Эрик Гилл создал еще несколько шрифтов: предназначенный для собственного издательства шрифт Джоанна (Joanna, 1930–31), которому Гилл дал имя младшей из своих трех дочерей, Эриз (Aries, 1932), Флориэйтед Капиталс (Floriated Capitals, 1932), Баньян (Bunyan, 1934), в цифровой версии известный как Пилгрим (Pilgrim), и Джюбили (Jubilee, 1934).

Шрифтом Джоанна набрана книга Гилла «Эссе о типографике». На момент подготовки нами этой главы вопрос о кириллической версии Джоанны никем не ставился (8). Этот шрифт — слишком уж «тонкий», слишком аристократичный, «породистый», если подобное слово применимо к шрифту. Передать индивидуальность этой антиквы в версии для иной графики — нелегкий труд, особенно в России периода экономических потрясений. Джоанна — из тех шрифтов, к оценке которых потребитель должен быть подготовлен. Если в Гилл Сансе проявился талант и энергия молодого Гилла, то здесь — мастерство и опыт целой жизни.

(8) В 2018 году цифровая реконструкция шрифта Джоанна была выполнена Тагиром Сафаевым для русского издания «Эссе о типографике». Спроектированы латинские буквы, цифры и знаки препинания из шрифта Joanna (24-й кегль, прямое и курсивное начертания) на основе шрифта, изготовленного в 1930 и 1931 годах в словолитне Кэзлона (H.W. Caslon & Co. Ltd.) по рисункам Эрика Гилла. Консультант проекта — Максим Жуков. — Прим. ред.

Русское издание Эссе о типографике
Русское издание «Эссе о типографике» Эрика Гилла вышло в 2018 году в издательстве «Шрифт». На обложке — Humanist 521 BT.

Кириллическая Перпетуя (Perpetua) существует в виде эксклюзивной версии, разработанной Тагиром Сафаевым для газеты «Известия».

В 1936 году Гиллу — одному из первых в стране — было присвоено звание Королевского промышленного дизайнера, в 1937 он стал членом-корреспондентом Королевской Академии, а в 1938 — членом Королевского общества скульпторов Британии. Художник умер в 1940 году смертью трудоголика, завершив написание автобиографии и оставив огромное наследие: кроме шрифтов, это книги, статьи, гравюры, скульптурые работы и множество монументальных надписей. Работы Гилла можно встретить порой в самых неожиданных местах — так, он гравировал надписи на знаках различия Королевского Глостерширского полка, писал названия на борту трансатлантического лайнера Queen Mary и экспресса Северо-Восточной железной дороги Flying Scotsman («Летучий Шотландец»).

Эрик Гилл (первый в ряду) на фоне локомотива Flying Scotsman
Эрик Гилл (первый в ряду) на фоне локомотива Flying Scotsman с рисованным названием на борту. В 1933 году железнодорожная компания LNER (London & North Eastern Railway) выбрала Gill Sans в качестве основного навигационного шрифта, были разработаны подробные стандарты его использования. Крайний справа — C.G.G. Dandridge, менеджер по рекламе LNER, инициатор проекта реформы визуальных коммуникаций компании.

Его идеи были подхвачены и продолжены учениками. «Гильдия св. Иосифа и св. Доминика» (9) в Дитчлинге, основанная группой единомышленников во главе с Гиллом, просуществовала до 1989 года, практически без изменения, и до последнего вызывая большой интерес у заказчиков, художников и просто сочувствующих. Ученики его учеников и в наше время — теперь уже в согласии с новыми идеями экологии и качества — продолжают традиции ручного камнерезного мастерства (10).

Отношение к личности Гилла в современном обществе неоднозначно: он — классик и гордость британского искусства, хотя временами весьма неудобная гордость. Но вряд ли нам стоит сегодня быть ему судьями. Лучше сказать, что Гилл был истинным сыном своего времени, полного исканий и противоречий.

(9) «Гильдия св. Иосифа и св. Доминика» в Дитчлинге одновременно была и профессиональным объединением, и католическим братством. В Уставе Гильдии говорилось, что ее задача — труд во славу Божию и во имя любви к ближнему. Гильдия владела землей, мастерскими, имела свою церковь и школу. Орудия и продукцию производства были собственностью членов Гильдии, которые несли всю полноту ответственности за результаты своего труда. Как сами члены Гильдии, так и наемные работники могли быть исключительно католиками; в партнерские отношения с внешним миром они не вступали. Использование сложных машин и механизмов, способных обезличить труд, не допускалось. В остальном ремесло могло быть любым, лишь бы «вещи делались руками»; например, камнерез Эрик Гилл, печатник Дуглас Пеплер, краснодеревщик Джордж Максвелл. Кроме этого, почти натуральное хозяйство Гильдии требовало огромных усилий по обеспечению быта, но этим занимались жены и дочери, и к искусству это не относилось. Женщин в Гильдию не принимали.

Со временем, под давлением внешнего мира правила Гильдии стали менее строгими. Гильдия распалась в 1989 году по экономическим причинам.

(4) Мастерская Кардозо Киндерсли (The Cardozo Kindersley Workshop) существует с 1946 года. Сейчас она расположена по адресу Victoria Road, Cambridge. Ее создатель Дэвид Киндерсли (David Kindersley, 1915–1995) в 1934–1936 гг. был подмастерьем Эрика Гилла и впоследствии, уже основав собственное дело, сохранял с ним тесные дружеские отношения. После смерти Дэвида в 1995 году руководство мастерской перешло к его жене и ученице Лиде Лопес Кардозо.

«Наши инструменты — молоток и резец, — пишет Лида, — а станков мы стараемся не использовать. Камень не дружит с машинным маслом. … У нас есть лишь несколько предметов, включающихся в розетку: точило, дрель, лобзик, светильники, ну и разумеется, чайник!»

Лида добавляет, что перерыв на чай и кофе — лучший момент для того, чтобы прийти в мастерскую со своим заказом, проектом и идеями. Коллектив насчитывает чуть больше десяти человек, включая учеников.

Литература

  • Warren Chappell, Robert BringhurSt. A Short history of the printed word. Vancouver: Hartley & Marks Publishers, 1999.
  • Ruth Cribb, Joe Cribb. Eric Gill and Ditchling: the workshop tradition. Ditchling: Dichling Museum, 2007.
  • Alexander Lawson. Anatomy of a typeface. Boston: David R. Godine Publisher, 2002.
  • Simon Loxley. Type: the secret history of letters. London–New York: L. B. Tauris, 2004.
  • Fiona McCarthy. Eric Gill. London: Faber and Faber, 1989.
  • Arnold Schwartzman. ‘Connecting with Eric Gill’. Baseline No. 52. East Malling, Kent: Bradbourne Publishing Ltd. , 2007, pp. 12–15.

Навигационный шрифт Белгорода

Шрифт белгородских адресных табличек — один из самых красивых наших проектов 2020 года. Но выглядит он совершенно нетипично для навигационного шрифта. В этой статье рассказываем, как появился шрифт Belgorod и почему он такой.

Навигация Белгорода, фрагменты

Задача

С этим проектом к нам обратилась белгородская студия М207, которая по поручению мэрии города занималась разработкой адресных табличек. В процессе обсуждения прототипа возникла идея: для того, чтобы сделать таблички своеобразными и именно белгородскими, не добавлять на них графику, герб или рамку, а решить эту задачу с помощью шрифта. Собственного шрифта.

Таким образом, шрифт должен был работать сразу в двух направлениях:

  • Быть навигационным, то есть очень хорошо читаться с большого расстояния
  • Отражать характер Белгорода

У каких городов есть собственный шрифт?

Официально шрифты для навигационных или туристических целей в России есть (на 2021 год) у пяти городов. Это Москва, Пермь, Екатеринбург, Белгород и Ижевск. Неофициальные шрифты есть у Челябинска и Иркутска.

Навигационные шрифты городов России

Что такое навигационные шрифты и почему есть вариант лучше, чем Arial или Myriad?

Чем навигационные шрифты отличаются от всех остальных? В первую очередь – пропорциями. Навигационный шрифт должен хорошо читаться издалека. А значит, буквы должны выглядеть максимально крупными (насколько позволяет площадь таблички), не слипаться между собой, а их форма должна быть такой, чтобы читателю было сложно принять одну букву за другую (например, С за О). Как правило, у навигационного шрифта большие межбуквенные расстояния, открытые формы букв, а ещё он жирнее, чем шрифт для длинного текста. Широкие буквы выглядят крупнее, чем узкие той же высоты, но тут нужно искать баланс между видимым размером и реальной максимальной длиной таблички.

Названия улиц в городской навигации часто набирают ОДНИМИ ЗАГЛАВНЫМИ буквами, потому что они выше строчных. Но если набрать название строчными, то в целом у слова может получиться более узнаваемая форма, т. к. за счёт выносных элементов она будет отличаться от прямоугольника. Правда, чтобы в таком случае плюсы от узнаваемости формы перевесили минусы от уменьшения размера, строчные буквы в шрифте должны быть очень крупными.

Поэтому обычно навигационный шрифт — это шрифт без засечек, с открытыми формами знаков, увеличенными межбуквенными расстояниями и крупными строчными буквами. Именно к таким пропорциям нужно было добавить белгородский характер.

Белгородский характер — что это?

Белгород – город с долгой историей. Первые поселения существовали там примерно с VIII века. Но из-за стратегического расположения на границе он несколько раз был полностью разрушен. Последний раз это случилось в Великую Отечественную войну. Это значит, что после 1943 года от застройки Белгорода не осталось почти ничего, сейчас в центре города есть всего несколько старых зданий. Город был перестроен почти с нуля в 40-е–60-е годы XX века. Поэтому в центре встречаются очень широкие улицы.

Белгород нынешний и послевоенный
gre4ark.livejournal.com

Виды Белгорода

Кроме того, город находится на юго-западной границе России, очень близко к Украине и её каллиграфической традиции — одному из вариантов скорописи. Правда, скоропись в её реальном историческом виде мало подходит для навигации в современном городе.

Скоропись XVII века
Скоропись XVII века

Поэтому в белгородский шрифт нужно было добавить каллиграфических мотивов, но не в явной форме. Характерный пример шрифта, основанного на каллиграфии, но при этом современного и без привязки к конкретному историческому периоду – это Dolly студии Underware. Именно такую каллиграфию можно внедрить в современный шрифт.

Белгород — один из самых чистых и ухоженных городов в России. Нам было важно передать стремление его жителей к красоте и любовь к своему городу. А ещё сделать так, чтобы таблички создавали ощущение исторического города, но при этом естественно выглядели на современных зданиях.

Синтез истории и навигации

Бывают ли навигационные шрифты с явным историческим характером? Да, например, шрифт Герарда Унгера Capitolium – редкий случай использования антиквы в навигации. Capitolium был сделан специально для исторического центра Рима, чтобы соответствовать античной архитектуре и римским монументальным надписям.

шрифт Герарда Унгера Capitolium
Указатель, набранный шрифтом Capitolium, на фоне классического примера римского монументального письма — постамента колонны Траяна

Но вряд ли антиква в чистом виде будет хорошо смотреться в Белгороде, который не имеет такой характерной исторической застройки. А где ещё в максимально функциональных шрифтах встречаются засечки или что-нибудь похожее? В шрифтах для мелкого кегля: чтобы в буквах высотой 1–2 миллиметра были лучше видны окончания штрихов, там часто делают утолщения, немного похожие на засечки.

Шрифты для телефонных справочников
Шрифты для телефонных справочников французского дизайнера середины XX века Ладисласа Манделя (Ladislas Mandel). Слева макрофото Ж.-Ф. Поршеза, справа слайд из лекции Алисы Савуа и Дорины Созе на конференции ATypI

У навигационных и мелкокегельных шрифтов довольно много общих черт, ведь, по сути, и там и там нужно сделать буквы визуально крупнее, чтобы их легче было прочитать. Вот что получается, если сравнить мелкокегельные и навигационные шрифты.

Общее:

  • Пропорции букв: высокие строчные знаки и короткие выносные элементы
  • Открытые формы букв
  • Увеличенные межбуквенные расстояния
  • Увеличенная жирность

Отличия:

  • Искажения в форме мелкокегельных шрифтов, чтобы скомпенсировать возможные проблемы при печати
  • Наличие/отсутствие ярко выраженных ловушек для краски
Шрифты для телефонных справочников
Специфические искажения формы букв, чтобы при печати в мелком размере на газетной бумаге шрифт выглядел естественно, на примере работ Ладисласа Манделя. Материал из лекции Алисы Савуа и Дорины Созе на конференции ATypI

Один из самых самых интересных примеров мелкокегельных шрифтов, сделанных уже в цифровую эпоху – Minuscule (Thomas Huot-Marchand, 2001). У него несколько вариантов рисунка для печати кеглем от 2 до 6 пунктов: чем мельче должен быть шрифт, тем резче и упрощённее становятся формы знаков.

Шрифт Minuscule
В начертании для самого мелкого размера буква «о» превращается в квадратик (вторая строка сверху)

При этом начертание, предназначенное для высоты буквы в миллиметр, очень эффектно выглядит при сильном увеличении.

Шрифты для телефонных справочников
Айдентика и навигация в замке Auxonne во Франции, в главной роли то самое начертание шрифта Minuscule.

А это как раз то, что нужно для сочетания функциональности и характера! Поэтому мы решили сделать шрифт таким, чтобы издалека он выглядел абсолютно функциональным (за счёт навигационных пропорций), а при рассматривании вблизи проявлялись бы исторические и каллиграфические черты.

В итоге формулировка задачи получилась такая:

  • Навигационные пропорции.
  • Намёк на историю и благородство из-за отсылки к римскому монументальному письму — разноширинность заглавных букв и едва наметившиеся засечки.
  • Каллиграфическая основа — гуманистический минускул (европейский почерк эпохи Возрождения, который лежит в основе всех антикв).
  • Повод использовать строчные буквы — чтобы плюсы их применения (более характерная форма слова, небанальность решения в целом) перевешивали возможные минусы (меньший размер букв по сравнению с набором одними прописными). Поэтому строчные очень крупные, но при этом достаточно узкие. А прописные довольно широкие, т.е. используя строчные, мы как бы экономим место на табличке.
Строчные и прописные

Работа над шрифтом

Первые эскизы белгородского навигационного шрифта
Первые эскизы белгородского навигационного шрифта. Рассказ о них можно послушать здесь

Лучший способ разрабатывать шрифт для конкретной цели — сразу тестировать его в реальном макете. Начиная с первого десятка букв, из которых можно было собрать два или три названия белгородских улиц, дизайнеры из М207 делали прототипы адресных табличек с новым шрифтом. Таким образом, можно было моментально корректировать буквы или макеты. У них в студии появилась целая стена с примерами старых табличек и тестовыми версиями новых.

Тестовые версии

Например высоту верхнего выносного элемента буквы «б» мы подбирали на реальном макете, чтобы хвост «б» точно не пересекался со словом «улица», расположенным над названием. Для этого пришлось найти реальное название улицы, в котором буква «б» шла бы второй или третьей по порядку. Так среди тестовых табличек появилась улица Губкина.

Тестовые версии
Если бы это был переулок Губкина, а не улица, то хвост «б» пришлось бы делать короче 🙂

Кроме букв, в навигационном шрифте очень важны цифры и стрелки, а ещё могут понадобиться надстрочные формы букв — чтобы набирать адреса типа 10А или 23Б. В Белгороде есть дома с литерами Ж, З и даже М и Н.

Цифры и стрелки

При работе над цифрами оказалось, что в городе довольно много домов с длинными дробными номерами. Основные цифры в шрифте — легко читаемые, но широкие, в дробных номерах они занимают слишком много места. Есть два способа сделать дробный номер компактнее: либо использовать дробные цифры (уменьшенные и стоящие на разном уровне), либо сделать специальный комплект цифр — в полный рост, но более узких. Оказалось, что оба варианта дают примерно одинаковую экономию места, поэтому мы остановились на высоких узких цифрах — они крупнее, а значит, лучше читаются с большого расстояния.

Специальный комплект цифр

В итоге получился необычный (для навигационного) и очень красивый шрифт.

Вот некоторые его характерные особенности:

  • Сложные, живые формы букв вместо привычных для навигации упрощённых.

Особенности

  • Небольшой контраст тонких и толстых штрихов и едва заметные засечки. Благодаря этому издалека шрифт кажется открытым гротеском, а вблизи становится похожим на антикву.
  • Наклонные оси овалов и другие следы гуманистической каллиграфии, особенно заметные в строчных буквах.

Особенности

  • Слегка оквадраченные овалы, чтобы сделать буквы чуть крупнее.

Знаковый состав шрифта Belgorod

Знаковый состав

Чтобы уложиться в бюджет и сроки, мы не стали делать те знаки, которые, скорее всего, не понадобятся для адресных табличек и туристической навигации, и подобрали такие параметры шрифта, которые позволили обойтись одним начертанием. Разработка шрифта в целом заняла три месяца, но способ тестирования на реальных макетах позволил работать над шрифтом и табличками параллельно, а не начинать делать аншлаги только после сдачи шрифта.

Шрифт Белгорода

Мешает ли характер белгородского шрифта удобочитаемости? Нет, потому что характер проявляется только в мелочах, при этом у шрифта есть весь функционал навигационного. Например, если мы сравним белгородский шрифт со знакомым всем Arial, то увидим, что при одинаковой высоте прописной буквы он выглядит гораздо крупнее, а значит, его можно прочитать с большего расстояния.

Характер шрифта

При сравнении первого прототипа табличек с итоговым макетом тоже заметно, что буквы стали крупнее, хотя размер таблички не увеличился.

Сравнение табличек

Для разных улиц и типов домов есть три типа макетов. Буквы вырезаны из матового акрила и приклеены к светлой основе.

Три типа макетов
Три типа макетов
Три типа макетов

Первые несколько табличек повесили на дома уже в конце 2020 года. В 2021 году аншлаги поменяли разом на всех государственных учреждениях, а на всех остальных домах новые таблички появляются постепенно.

Таблички на домах

Bodoni PT

Презентация

Описание

Bodoni PT — современная антиква с историческими корнями. Это гибкая шрифтовая система, в которой есть стили и для набора очень длинного текста, и для сверхкрупных размеров. В основе Bodoni PT лежат пропорции и характерные детали подлинных шрифтов «короля печатников и печатника королей» Джамбаттисты Бодони.

Шрифт полностью адаптирован к современным условиям: он хорошо работает на экране и в печати, естественно смотрится в тексте и не выглядит архаичным по рисунку. Bodoni PT включает варианты жирности от Regular до Extrabold и полноценно реализованную градацию оптических размеров. Начертания Text подходят для мелкого кегля, Subhead для средних размеров и Display для крупных и сверхкрупных. Таким образом, получается 15 прямых начертаний и 15 соответствующих им курсивов, а также специальное орнаментальное начертание.

Шрифт имеет расширенный знаковый состав. Все начертания поддерживают европейские языки на основе латиницы и кириллицы и все основные языки народов России. Во всех начертаниях есть полная палитра типографических возможностей: капитель, пропорциональные и табличные цифры, минускульные и капительные цифры, индексы и стрелки. Ведущий дизайнер Bodoni PT — Дмитрий Кирсанов, лучший специалист в России по шрифтам Джамбаттисты Бодони. Кроме него, над шрифтом работала команда дизайнеров и технологов Paratype. Шрифт выпущен в 2021 году.

Галерея

Авторы

Дмитрий Голуб

Графический и шрифтовой дизайнер, преподаватель. Дизайнер в Паратайпе. Основатель и руководитель bolditalic.type.school — школы шрифтового дизайна. Автор альтернативных схем миланского и римского метро. Работал в дизайн-студиях и рекламных агентствах, преподавал в Институте бизнеса и дизайна. Выступал в Высшей Школе Брендинга, на выставке EXPO2015, конференции ATypI, G8 и Дизайн-выходных. Член отборочного комитета «Современной кириллицы 2019» и оргкомитета «Современной кириллицы 2021». Магистр графического дизайна.

В магазин

Знаки, которых нет на клавиатуре

Мы очень любим красивую и грамотную типографику. Когда люди не путают дефис и тире, кавычки и секунды — это здорово. Следующий шаг — умение находить и использовать неалфавитные знаки, которых нет на клавиатуре. Это помогает добиться идеальной точности смысла и использовать возможности современных шрифтов на 100%.

Начать можно с того, что «знаки, которых нет на клавиатуре» бывают двух типов. Во-первых, это неалфавитные знаки, которые просто не поместились на клавиатуру. Это может быть пунктуация (например, разные виды тире и скобок), валюты, математические операторы, знак копирайта, градуса и т. п. У каждого из них есть официальное название и точно известное место в Юникоде — мировом стандарте кодирования знаков (ссылка). Это значит, что при смене шрифта знак умножения, градуса или фунта стерлингов никуда не денется и будет отображаться правильно.

Второй тип сравнительно редко используемых знаков — альтернативы. Их использование в цифровой типографике стало доступным и удобным с появлением формата OpenType и возможности встроить в шрифтовой файл кусок программного кода. Это называется OpenType features, в литературном переводе — «возможности OpenType», а в просторечии просто «фичи». Самые распространённые альтернативные знаки — это, например, варианты цифр: табличные и пропорциональные, маюскульные и минускульные.

Ещё к традиционным типографическим альтернативам относятся капитель, индексы и цифры для дробей.

Для таких альтернатив есть типовые фичи, а в продвинутых редакторах вроде Индизайна могут быть специальные кнопки и/или пункты меню.

Что произойдёт с капителью, индексами или дробями при смене шрифта? Одно из двух: если в шрифте, на который вы переключаетесь, есть капитель и т. п., то она сработает автоматически и капительный текст останется капительным. А если капители в новом шрифте нет, то… текст тоже останется капительным, только вот недостающие знаки дорисует Индизайн (или Иллюстратор) с помощью масштабирования, и выглядеть это будет довольно плохо.

Кроме традиционных альтернатив в шрифте могут быть и любые другие. Это зависит исключительно от фантазии автора шрифта (или его клиента). Их можно вызвать с помощью OpenType-фич (типа swsh для росчерков, fina для концевых форм, init для форм в начале слова, ss01 ss02 и т. д. для стилистических сетов и т. п.) или выбрать из палитры глифов.

Кстати, большинство современных браузеров поддерживает возможности OpenType. То есть с помощью пары строк в css можно, например, включить на сайте минускульные цифры или нужный стилистический сет.

Если менять шрифт текста, где были включены типографические альтернативы, на какой-то другой (в котором состав альтернатив вряд ли совпадёт), то при отсутствии нужных вариантов рисунок знаков сменится на базовый.

А теперь короткое руководство, как посмотреть знаковый состав шрифта и вызвать знаки, отсутствующие на клавиатуре, в разных средах.

В Windows для этих целей есть программа Character map. Выбираем шрифт и видим таблицу со всеми знаками, которые в нём есть. Если поставить курсор в текст (например, в Ворде), то нужный знак появляется по двойному щелчку в таблице. Там же можно его просто скопировать.

На Маке есть два способа добраться до неочевидных знаков. Первый — вызвать программу Font Book из Applications (возможно, вы видели её, если устанавливали новые шрифты системными средствами), в ней выбрать нужный шрифт и включить режим отображения Repertoire. Любой знак из таблицы можно скопировать и вставить в нужное место.

Второй способ веселее, но не показывает, есть ли эти знаки в конкретном шрифте. Если кликнуть на флажок или букву, А на верхней панели (или нажать на клавиатуре Cmd + Ctrl + пробел), то можно вызвать системную палитру Character Viewer — по умолчанию там показывают эмодзи, но можно найти множество других знаков.



В InDesign и других приложениях Adobe нужно найти в меню Window строку Type & tables, а в ней палитру Glyphs. Из палитры Glyphs можно выбрать любой нужный знак.

В приложениях Affinity в меню Text можно вызвать панель Glyph browser, которая работает таким же образом. А ещё из правого верхнего угла панели Character можно вызвать дополнительную палитру Typography и легко включать любые OpenType-фичи.

В Sketch через View мы вызываем Show fonts, а если нажать на шестерёнку в левом верхнем углу, появится палитра Typography.

В Figma нет собственного механизма отображения шрифтов, там работают системные маковские средства.

Что делать, если нет бюджета на шрифты

Если у проекта небольшой бюджет и в нём не предусмотрены отдельные деньги на покупку лицензии на шрифт, это уже давно не значит, что выбирать придётся только из Arial, Times New Roman и Roboto. Если мы говорим о проекте, активно использующем кириллицу, то выбор всё равно есть — из нескольких десятков, а то и сотен шрифтов. Какие есть варианты легально использовать шрифты и не платить за них «здесь и сейчас»?

  1. Бесплатные шрифты
  2. Шрифты, встроенные в операционную систему (Windows или macOS)
  3. Шрифты из сервиса Adobe Fonts, которые входят в подписку на Creative Cloud. Обратите внимание: без легальной подписки на CC они не будут считаться лицензионными и работать из облака тоже не будут
  4. Шрифты, которые можно использовать в конструкторах сайтов (Tilda или Readymag — в них очень большой выбор кириллических шрифтов, например, в Тильде доступна часть библиотеки Rentafont)
  5. Неочевидный вариант — если проект без бюджета, но очень интересный, а хочется использовать именно этот конкретный шрифт, то всегда можно написать авторам — шрифтовые дизайнеры и студии часто идут навстречу.

Но совет «Используйте бесплатные шрифты» сам по себе не слишком полезен. Поэтому в этом материале мы сделали две важные вещи.
Во-первых, в двух словах описали, что можно и что нельзя делать с бесплатными, системными или адобовскими шрифтами. А во-вторых, составили списки тех шрифтов, в которых кириллица точно есть и выглядит хорошо или хотя бы приемлемо — как минимум, не хуже, чем в Roboto, Times New Roman или Raleway.

Показываем эти шрифты на примере волшебной фразы, в которой сразу видны все сложные буквы и их опасные сочетания.

Помочь сориентироваться в тонкостях рисунка кириллических шрифтов поможет вот эта статья.

А теперь переходим к категориям и спискам шрифтов. Внутри каждой «юридической» категории шрифты разделены на группы по форме, а ссылка ведёт на официальную страницу шрифта.

Списки будут пополняться по мере выхода новых шрифтов. Если мы забыли упомянуть какой-то достойный шрифт — пожалуйста, напишите об этом на адрес promo@paratype.com.

 

Бесплатные шрифты

Основные бесплатные лицензии — SIL Open Font License, Apache, Creative Commons.

Что можно делать: использовать шрифт в любых коммерческих проектах любым способом.

Что нельзя делать: продавать бесплатные шрифты, распространять модифицированные версии под оригинальным именем.

Подводный камень: не у всех бесплатных шрифтов именно эти лицензии, так что лучше всего всё-таки прочитать текст лицензионного соглашения.

Список бесплатных шрифтов с кириллицей приемлемого или хорошего качества:

Антиквы

PT Astra Serif → Paratype • Совпадает по метрикам с Times New Roman

Alegreya → GoogleHuerta Tipografica

Alegreya SC → GoogleHuerta Tipografica

Alice → Google

Bitter → GoogleHuerta Tipografica

Brill → Brill.com только некоммерческое использование • I Love Typography коммерческая лицензия

Cormorant → Google

Cormorant SC → Google

EB Garamond → Google

IBM Plex Serif → IBM • Google • GitHub

Literata → ParatypeTypeTogether • Google

Lora → Google

Merriweather → Google

Old Standard TT → Google

Piazzolla → GoogleHuerta Tipografica

Playfair Display → Google

Playfair Display SC → Google

Prata → Google

Source Serif Pro → GoogleGitHub

Spectral → Google

Spectral SC → Google

Wremena → Temporary State

 

Гротески

Golos Text → Paratype

Golos UI → Paratype

PT Sans → Paratype • Google

PT Astra Sans → Paratype • Совпадает по метрикам с Times New Roman

PT Mono → Paratype • Google

PT Root UI → Paratype

Alegreya Sans → GoogleHuerta Tipografica

Alegreya Sans SC → Google

Arsenal → Google

Attractive → LetterSoup

Commissioner → Google

IBM Plex Mono → IBM • Google • GitHub

IBM Plex Sans → IBM • Google • GitHub

Inter → Google

JetBrains Mono → JetBrains  • Google

Montserrat → Google

Raleway → Google

Roboto → Google

Roboto Condensed → Google

Roboto Mono → Google

Rubik → Google

Sofia Sans → Github

Yanone Kaffeesatz → Google

Почти бесплатный шрифт — Input (личное использование бесплатно, коммерческое $5 за начертание)

Input → DJR / Font Bureau

 

 

Акциденция

Ambidexter → Paratype

Gogol → Paratype

Tupo Vyaz → Paratype

Caveat → Google

DotGothic16 → Google

Lobster → Google

Pacifico → Google

Pangolin → Google

Podkova → Google

Press Start 2P → Google

Ruslan Display → Google

Russo One → Google

Underdog → Google

Yeseva One → Google

Blackentina 4F → Fontspring

Le Murmure → Le Murmure

Lemon Tuesday → TypeType

MNSTR → Fontspring

Milka → Lettersoup

Mourier → Velvetyne

Bender → TypeType

Soyuz Grotesk → Typefaces of Temporary State

Stig → TypeType

 

Шрифты macOS

Что можно делать: использовать в виде кривых (в том числе в логотипах) или в растровых изображениях, встраивать в видео и нередактируемый PDF, использовать в печатных макетах, сделанных на компьютере с macOS (кроме San Francisco), использовать в приложениях для iOS (San Francisco и New York)

Что нельзя делать: конвертировать в другие форматы, встраивать в сайты, использовать в приложениях для Android или Windows

Обратите внимание: некоторые шрифты — бесплатные, на них эти ограничения не распространяются.

Список шрифтов macOS с кириллицей приемлемого или хорошего качества:

антиквы и брусковые

Charter

Cochin

Didot Bold

Georgia

Iowan Old Style • (в старых версиях Mac OS X)

Hoefler Text

New York

PT Serif • (бесплатный шрифт)

PT Serif Caption • (бесплатный шрифт)

Publico Headline • (загружается в Font Book по запросу)

Rockwell

Times New Roman

 

гротески

DIN Condensed Bold

Helvetica

Helvetica Neue

Proxima Nova • (загружается в Font Book по запросу)

PT Mono • (бесплатный шрифт)

PT Sans • (бесплатный шрифт)

PT Sans Caption • (бесплатный шрифт)

San Francisco • (не отображается в системе, но можно загрузить на странице для разработчиков)

Tahoma

Verdana

Акцидентные

Brush Script MT

Maku • (загружается в Font Book по запросу)

Marker Felt

Savoye LET

SignPainter

Snell Roundhand

Trattatello

 

Шрифты Windows

Что можно делать: использовать в виде кривых (в том числе в логотипах) или в растровых изображениях, встраивать в видео и нередактируемый PDF, использовать в печатных макетах, сделанных на компьютере с Windows

Что нельзя делать: конвертировать в другие форматы, встраивать в сайты и приложения

Список шрифтов Windows 10 с кириллицей приемлемого или хорошего качества:

Антиквы

Cambria

Century Schoolbook

Georgia

Sitka

Sylfaen

Times New Roman

Гротески

Bahnschrift

Calibri

Consolas

Corbel

Segoe UI

Tahoma

Verdana

Акцидентные шрифты

Gabriola

Segoe Print

Segoe Script

 

Шрифты из пакета Adobe Fonts

Что можно делать: использовать в виде кривых (в том числе в логотипах), в растровых изображениях или в печатных макетах, сделанных на компьютере с оплаченным Creative Cloud, встраивать в видео и нередактируемый PDF, использовать на личном сайте (или на сайте клиента, если у него есть лицензия на Creative Cloud)

Что нельзя делать: встраивать в приложения (вообще нельзя), использовать на сайте клиента, если у него нет лицензии на Creative Cloud

Обратите внимание: некоторые шрифты — бесплатные, на них эти ограничения не распространяются

Подводный камень: Adobe ориентируется на американское законодательство, которое относится к шрифтам как к софту, поэтому для них критично наличие лицензии только у дизайнера. Российское законодательство защищает шрифт и как софт, и как дизайн, поэтому в отечественной практике шрифтовой логотип или использование шрифта в айдентике / рекламе / упаковке считается «вводом шрифта в оборот» и требует наличия у клиента собственного официального разрешения на использование шрифта. Поэтому если у клиента нет лицензии на Creative Cloud, дизайнер передал макет в кривых, а правообладатель — российская студия (на Adobe Fonts их сейчас две, Paratype и CSTM), может возникнуть конфликт юрисдикций. Если клиент крупный или проект громкий, лучше подстраховаться и купить лицензию на использование шрифта.

Список шрифтов Adobe Fonts с кириллицей приемлемого или хорошего качества:

Антиквы

Alegreya • (бесплатный шрифт)

EB Garamond • (бесплатный шрифт)

IBM Plex Serif • (бесплатный шрифт)

Lora • (бесплатный шрифт)

Merriweather • (бесплатный шрифт)

Old Standard • (бесплатный шрифт)

PT Serif • (бесплатный шрифт)

 

Гротески

Alegreya Sans • (бесплатный шрифт)

IBM Plex Mono • (бесплатный шрифт)

IBM Plex Sans • (бесплатный шрифт)

Kaffeesatz • (бесплатный шрифт)

Montserrat • (бесплатный шрифт)

PT Sans • (бесплатный шрифт)

 

Брусковые шрифты

PT Mono • (бесплатный шрифт)

 

Рукописные и каллиграфические

 

Акциденция

Fit

Wak

 

Как разобраться в кириллице

Эта статья — своего рода методическое пособие. Графический или веб-дизайнер может по ней научиться определять качество кириллицы в шрифте, когда сомневается, а начинающий шрифтовой дизайнер получит подсказки, как действовать в сложных случаях. Это развитие и продолжение «той самой статьи из ЖЖ про кириллицу». В ней больше материала, подробнее комментарии и глубже объяснения.

Когда мы смотрим на кириллицу в шрифте и пытаемся сориентироваться, хорошая она или нет, стоит обратить внимание на несколько важных параметров. Это конструкция букв, их ширина, промежутки между буквами и распределение толщин штрихов. Давайте разберём их по очереди — от более общих случаев до конкретных заметок по каждой букве.

 

Конструкция букв в целом

В кириллице (как и в латинице и греческом) у каждой буквы есть два варианта, или регистра — прописная (заглавная, «большая») и строчная («маленькая»).

А ещё у тех же самых букв меняется конструкция в курсиве и когда мы пишем руками. Всего получается четыре основных варианта конструкции для каждой буквы.

Но постоянно об этом помнят только шрифтовые дизайнеры. Почему?

При чтении наш мозг не разглядывает каждую букву по отдельности, а моментально схватывает формы нескольких знаков сразу, улавливает смысл и переходит к следующему сочетанию. У взрослого, давно умеющего читать человека всё это происходит интуитивно, то есть неосознанно. Поэтому при чтении люди обычно не обращают внимания на конструкцию буквы. К тому же (чтобы всех окончательно запутать) в некоторых буквах часть конструкций совпадает.

Всё это приводит к интересному эффекту: когда человек пытается вспомнить, как выглядят «нормальные» буквы, то строчная конструкция — та, которую мы видим чаще всего (когда читаем), приходит в голову последней или не приходит совсем. Вспомнить то, что мы постоянно воспринимаем интуитивно, практически нереально. Поэтому мозг как бы возвращается к тому моменту, когда последний раз внимательно смотрел на буквы, а это было в детстве — когда человек учился читать и писать.

То есть если попросить взрослого человека (не шрифтового дизайнера) написать русский алфавит «как в книге» или «маленькими буквами», то в результате всё равно получаются заглавные или смесь заглавных и рукописных конструкций.

Поэтому смесь разных конструкций в одном шрифте — это или очень яркое высказывание, или очень явный признак непрофессионализма. Если шрифт похож на текстовый, то есть у него «нормальная» жирность и ширина и «обычный» рисунок букв, то разные конструкции смешиваться не должны, «б» всегда с хвостом вверх, «р» всегда с хвостом вниз и так далее.

Если шрифт акцидентный, то смешение конструкций допустимо. Но надо посмотреть ещё и на латиницу: если разные конструкции смешиваются и в латинице, и в кириллице, то, скорее всего, всё в порядке и это задумка автора. А если латиница традиционная, а кириллица смешанная, то, возможно, мы имеем дело со шрифтом неопытного дизайнера и стоит поискать какой-нибудь другой.

В этой статье приведены конструкции букв русской кириллицы. Если вы видите текстовый шрифт, у которого большинство знаков выглядят как выпрямленный курсив, скорее всего, он болгарский: в Болгарии в 1960-е годы дизайнеры договорились между собой использовать такие конструкции букв.

То есть для набора на болгарском языке (или с болгарским акцентом) это то, что надо, а при наборе на русском — будет выглядеть непривычно, так что для длинного текста лучше подобрать более традиционный шрифт.

Тема повышенной сложности: курсив против наклонного

Степень «курсивности» шрифта может быть разной. В шрифтах эпохи Возрождения курсив по рисунку очень сильно отличался от прямого начертания, а в модернистских шрифтах XX века, с подачи Стэнли Морисона, Беатрис Уорд и компании — стал гораздо ближе к наклонному начертанию.

Курсив Робера Гранжона, XVI век

 

Курсив Эрика Гилла к шрифту Perpetua, 1929-1932 гг.

 

Но в латинице в большинстве букв меняется только пластика знаков, а не конструкция. А вот в кириллице конструкция курсивных знаков чаще всего отличается от конструкции прямых, особенно в антикве.

В антиквах и гуманистических гротесках всё это богатство работает очень хорошо. Но если кириллический шрифт далёк от каллиграфии, то курсив может быть и «гибридным» — часть знаков с курсивной конструкцией, а часть с наклонной. Причём в зависимости от того, насколько автор хочет сохранить в курсиве жёсткость и рациональность прямого начертания, количество знаков с наклонной конструкцией может меняться.

 

Ширина букв

Есть моноширинные шрифты, у которых все буквы стоят на площадках одной ширины.

Но их сравнительно немного, а все остальные шрифты — пропорциональные. Это значит, что буквы в них разной ширины, одни шире, а другие уже.

Шрифты бывают в принципе разной ширины, есть узкие, есть широкие, есть нормальные.

Но и в самом узком шрифте, и в самом широком шрифте буква «ш» будет шире, чем буква «н», а буква «г» уже, чем буква «о». Есть негласная традиция ширин и пропорций букв, которая сложилась за века существования наборного шрифта.

Точных правил «делай такую-то букву такой-то ширины», конечно, нет, но если шрифт предназначен для длинного текста, то буквы должны выглядеть равномерными. Это важно — не быть геометрически одинаковыми, а именно казаться!

Самый надёжный способ разобраться с шириной букв — внимательно смотреть на хорошие старые шрифты и сравнивать свой результат с традиционным. Вот, например, иллюстрация, на которой буквы нескольких популярных текстовых шрифтов расставлены по порядку — от самой узкой площадки к самой широкой.

В акцидентных шрифтах с шириной букв можно обращаться гораздо более вольно, чем в текстовых. Например, популярный приём — сильная разноширинность букв, особенно прописных.

Постамент колонны Траяна, Рим, 113 год н. э.

 

Bad Russian (Мария Касаткина) — сверхразноширинный шрифт

 

А можно очень сильно расширить или сузить одну-две буквы в надписи. Главное — чтобы идея была видна и понятна сразу, а не выглядела случайностью.

 

Промежутки между буквами

Межбуквенные расстояния в хорошо сделанном шрифте должны казаться равномерными. Но буквы бывают разной формы: прямоугольные, овальные, треугольные или ещё более сложные. Вокруг непрямоугольных букв уже есть какое-то количество «воздуха».

Поэтому нельзя так просто взять и автоматически выставить всем буквам одинаковые белые площадки слева и справа. Вернее, выставить их можно, но получится не равномерность, а обратный эффект — между прямоугольными буквами будет мало места, а между треугольными и круглыми — огромные дыры.

Когда шрифтовой дизайнер делает шрифт, то проверяет, как каждый знак (буква, цифра или любой другой) встанет между двумя прямоугольными и двумя овальными. И там и там должно получиться равномерно.

Но в некоторых сочетаниях букв, как ни старайся, универсальными межбуквенными расстояниями не обойтись. Например, в слове «где» будет дыра между «г» и «д», если в шрифте не сделан кернинг, то есть ручная регулировка межбуквенных расстояний в сложных случаях.

А есть сочетания, в которых и кернинг не очень поможет — например, внизу части букв почти касаются друг друга, а вверху получается дыра. В русском языке самые частые сочетания букв такого типа — это «кл» и «дл». Опытный шрифтовой дизайнер заранее предвкушает встречу «к» или «д» с «л» и подгоняет форму букв так, чтобы дыра оказалась поменьше. Вот волшебная фраза, по которой можно определить, есть ли в шрифте кернинг и думал ли автор над опасными сочетаниями букв (а ещё там собраны все самые сложные буквы, о которых мы поговорим в следующей части статьи).

 

Конструкции и распределение толщин в «сложных» буквах

В этой части статьи будут развороты из «записной книжки шрифтового дизайнера» со скетчами разных букв и пояснения, как устроена буква, где какие формы используются и что значат или что не так с какой-то конструкцией.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Интервью с Манвелом Шмавоняном

Манвел Шмавонян — автор внушительного количества текстовых шрифтов. Перед выходом вариативного гротеска Vast мы поговорили с Манвелом о работе над этим шрифтом.

Манвел, здравствуйте! Расскажите пожалуйста — с чего начался этот шрифт?

Здравствуйте, Дмитрий! У меня есть привычка, от которой я никак не могу избавиться. Когда мне в голову приходит какая-то задумка, то я быстро делаю дизайн пару букв, чтобы потом не забыть, и сохраняю в отдельную папку. И таких папок у меня огромное количество. Когда появляется свободное время или я устаю работать над одним и тем же шрифтом, я переключаюсь на эти задумки. С недавних пор я заметил, что вариативные шрифты, особенно гротески, стали более популярными, вот я и решил взяться за разработку именно такого нового шрифта. Так однажды я начал работать над Vast. Рабочее название шрифта было Correct Caliber.

Возникали ли какие-либо неожиданные ходы во время работы над шрифтом?

В регулярном по ширине начертании, насколько я помню, нет. Если, конечно, изначально правильно задумать пропорции и элементы дизайна. А вот в широком начертании пришлось поработать над пропорциями некоторых знаков, пока набор не стал выглядеть гармонично.

Сколько времени заняла разработка самого первого начертания?

В начале сентября 2019 я постепенно начал разработку, и через пару месяцев нарисовался образ шрифта в нормальном начертании.

А остальных?

К концу 2019 года и в начале 2020 были готовы опорные начертания Thin и Black. Конечно, в процессе приходится, так сказать, точить шрифт — правки и отступления от первоначального плана неизбежны. А полный состав гарнитуры вместе с широкими были готовы уже в конце 2020, где-то в ноябре—декабре.

Какой вы задумывали состав по начертаниям и что вышло в итоге? Сразу ли пришла идея сделать сверхширокое начертание?

Я хотел создать универсальный гротеск с больши-и-им диапазоном, как по насыщенности, так и по ширине. У меня был только один такой шрифт Mediator, от Thin до Black. Изначально я хотел сделать еще узкие и широкие начертания, но с подсказки Александры Корольковой, решил сделать сверхширокие. Считаю, это было правильное решение, так как сверхширокие начертания сегодня востребованы. Особенность этого шрифта состоит еще и в том, что у него есть и курсивные и наклонные начертания. А наклон необычный, 16 градусов!

Где бы вы больше всего хотели увидеть Vast в жизни

Больше всего я бы хотел видеть Vast в общественных местах, на улице, на зданиях, и конечно, в тексте.

Планируете ли вы ещё дополнять Vast новыми начертаниям? Или, если, у вас уже есть созревшие идеи новых шрифтов, мы бы хотели рассказать о них нашим читателям.

Да, возможно будут дополнения. Есть идея сделать Vast Rounded, но всё зависит от того будет ли он востребован или нет? Но сейчас я веду разработку еще одного шрифта, хотя их у меня два—три параллельно. Он такой же вариативный гротеск. Таких шрифтов много, вообще шрифтов много, но я взялся серьезно и этот доведу до конца. Мне нравится то, что я сейчас делаю и думаю что это будет хороший шрифт. Обязательно будут узкие, а на счет широких пока не решил.

Vast — вариативный гротеск с диапазоном начертаний от сверхсветлого до сверхжирного и от нормального до сверхширокого. Характер этого шрифта одновременно серьёзный и дружелюбный. Регулярное начертание хорошо работает в тексте, а светлые, жирные и широкие варианты отлично подойдут для заголовков и брендинга. Vast будет «на своём месте» в любом месте, где нужно внимание и уважение к читателю, от супермаркета до поликлиники.
Шрифт разработан Манвелом Шмавоняном при участии Александра Любовенко и выпущен компанией Паратайп в 2021 году.

Подборка шрифтов Манвела Шмавоняна

Интервью с Натальей Васильевой

Наталья Васильева — автор множества шрифтов, в первую очередь текстовых. Перед выходом научной антиквы Hyperon мы поговорили с Натальей о шрифтовом дизайне, науке и каллиграфии.

Наталья, добрый день! Расскажите — как вы начали заниматься шрифтами?

Труднообъяснимый интерес к буквам у меня был со школьных лет. Когда я училась в старших классах, моя мама, инженер, занималась на работе подготовкой технической документации, и у неё был учебник В. И. Рывчина с соавторами «Техническое редактирование»; он до сих пор стоит у меня на полке. Речь в нем шла, конечно, еще про металлический набор и высокую печать, про старые технологии. Как ни странно, я листала его с удовольствием, и от слов «верстка», «выключка», «отбивка» и тому подобных у меня что-то приятно замирало внутри. Это почти иррационально, в подобных вещах вроде бы нет никакой романтики, но как кого-то влекут, скажем, путешествия, так меня почему-то влекло типографское дело. А потом, когда я преподавала в вузе, по мере необходимости занималась оформительскими делами — рисовала на ватмане наглядные пособия для занятий и делала надписи плакатным пером, готовила стенгазеты. Потом появились персональные компьютеры и настольные издательские системы, и я переключилась на эту сферу, стала пробовать себя в подготовке книжек. Была такая издательская система для DOS — Xerox Ventura Publisher, шрифты в ней использовались ещё растровые. Я работала с ней.
Позже весьма небесполезными для меня оказались книги Альберта Капра, в частности прекрасно иллюстрированная книга «Schriftkunst», которую я прочитала на немецком языке. Я охотилась за любыми книгами по дизайну шрифта, которые раньше попадались не так уж часто, и со временем собрала довольно хорошую библиотеку.

Что вы преподавали?

Фармацевтическую химию, токсикологическую химию. Я окончила медицинский институт и имею высшее фармацевтическое образование (провизор), работала на профильной кафедре. Нравилось и работать, и учиться, и мне до сих пор нравятся естественные науки. И фармакологию я обожала, и биохимию тоже. Но в качестве сферы деятельности, где я как-то могу проявить свои творческие способности, я в большей степени видела оформительскую работу, а не науку — там не очень развернешься, особенно сейчас, так что ничуть не жалею, что ушла из преподавания в издательские дела. Я стала заниматься подготовкой книг сначала на кафедре, потом в редакционно-издательском отделе. Однажды, будучи на курсах повышения квалификации редакторов, я спросила у преподавателя, известен ли ему кто-либо, кто связан с разработкой шрифтов, и он дал телефон фирмы Тайп Маркет. Я набралась нахальства, позвонила туда и вышла на Алексея Шевцова. Мы встретились, и, видимо, он оценил лихорадочный блеск в моих глазах и мою увлеченность. Потом, когда фирма объединилась с Паратайпом, он позвонил мне и пригласил меня туда.

В период работы в ТайпМаркет у вас уже было что-то из шрифтов?

Да, я пыталась русифицировать в Fontographer’е какие-то шрифты, уже и не помню сейчас, какие. Но это были опыты, конечно, несовершенные — как я сейчас понимаю, попросту ерунда. Тем не менее Алексей оценил мой энтузиазм.

Как получился переход от первых русификаций, например, до Zapf Elliptical 711?

Просто мне нравился этот шрифт. Я выбирала понравившийся шрифт из набора на СD (тогда в продаже было много лазерных дисков со шрифтами) и начинала дорисовывать кириллицу. Позже, уже в Паратайпе, Владимир Ефимов — низкий ему поклон за это — разбирал со мной эти работы и чрезвычайно деликатно указывал на все их недостатки. Я очень высоко ценю то, что он не отнесся ко мне пренебрежительно, как к человеку, который непонятно откуда пришел и по профессии даже не дизайнер, а терпеливо объяснял, в чем состоят мои ошибки, и это давало прекрасную возможность учиться (моя любимая формула — «нельзя научить, можно научиться»).

Помните ли вы свой первый шрифт, который стал тиражным?

«Исторически» первый — это Adonis, который я начинала делать очень давно. Потом этот шрифт в своем первоначальном варианте перестал мне нравиться, и я его переработала (но, насколько я знаю, новая версия на сегодняшний день не выпущена).

Adonis

У него плавные засечки в форме «облизанного леденца», одно время мне очень нравились такие формы.

Чем вы сейчас занимаетесь помимо шрифтов?

Вёрсткой книг для Барнаульского педагогического университета, где я числюсь на кафедре лаборантом, а на практике занимаюсь редакционно-издательскими и оформительскими делами. Представляю, так сказать, неофициальный филиал издательства на кафедре. Мне очень нравится это сотрудничество, там работают интересные люди, хотя история и гуманитарные науки — совсем не моё, я люблю естествознание и по натуре совершенно не гуманитарий. Но мне нравится народ на кафедре, эти люди — энтузиасты своего дела и относятся к работе с душой, а не формально. Археологи и этнографы ездят в экспедиции, издают массу сборников и монографий по археологии, этнографии, истории Барнаула и края; есть исследования, связанные с публикацией старинных карт и историей заселения Сибири. Это всё не моя тематика, но мне интересно, и я много нового узнаю попутно. А этой осенью пришлось, находясь в Москве, получать по e-mail задания из Барнаула и в авральном режиме компоновать сборник статей по этнографии.

Я сотрудничаю и с другими авторами, например с алтайскими биологами. Кроме того, мне повезло готовить к печати довольно много книг по астрономии, автор которых — Владимир Сурдин, известный популяризатор науки, он работает в Астрономическом институте (ГАИШ) МГУ. Мы давно знакомы и сотрудничаем. Сейчас как раз задумана новая его книга в издательстве АСТ; посмотрим, что получится. Приятно, что с редактором АСТ мы нашли общий язык: она тоже считает, что к каждой книге надо относиться индивидуально и внимательно и что в подготовке книг никакого «конвейера», спешки и формального подхода быть не должно.

А для души я занимаюсь фотографией, увлекаюсь макросъемкой, ужасно люблю насекомых, интересуюсь биологией. Насекомых люблю брать в руки — недавно была на выставке «Инсектопия», где обитают всякие экзотические членистоногие, подержала в руках огромного кузнечика, размером с ладонь, и сфотографировала его (и не только его). Люблю таких животных — ползучих, с лапками и усиками. Другой привлекательный для меня жанр фотографии — архитектурный пейзаж, особенно московский: делаю подборки видов любимого города, иногда выкладываю их в Фейсбуке.

Как связана макросъёмка и макросы, которые вы пишете для шрифтов?

К программированию я приобщилась, ещё когда в ходу были персональные компьютеры Д3-28 и программы для них на магнитофонных кассетах. Когда я пришла на кафедру, там работал сотрудник, интересовавшийся компьютерными технологиями (остальные преподаватели совершенно не имели к этому склонности), и он мне как новому человеку начал показывать приемы программирования на Бейсике; я увлеклась этим. Мы составляли несложные учебные программы и программы для обработки данных; это был конец 80-х, тогда не было, как сейчас, готовых программ на все случаи жизни. Потом появились IBM-совместимые компьютеры.

Программирование — это интересно. Красота программы — в её логике, и к тому же это возможность заставить машину делать то, что ты хочешь, и так, как ты хочешь. В свое время мне очень понравился язык Паскаль своей логичностью и внутренней стройностью. На нём я писала порой довольно сложные программы со вставками на Ассемблере. Но к тому времени, когда я переключилась на дизайнерскую работу, появилось много готовых программ, и острая необходимость в написании своих собственных отпала. Однако я нашла применение своим программистским устремлениям в написании макросов. Это хороший способ оптимизировать работу в графическом редакторе — переложить на программу рутинную работу, которую не хочется делать вручную: нажал кнопку, и готово. Мне вообще нравится быть разработчиком, а не только пользователем. По этой же причине я люблю использовать свои шрифты в книгах. Иногда из-за этого возникают трения с издательствами, как, например, произошло в прошлом году и чуть не произошло в этом (мне хотелось использовать свой шрифт, который еще никем не выпущен, а издательства ссылались на лицензионные требования, опасаясь юридических осложнений).

Мне нравится делать все «от и до»: и шрифт готовить от начала до конца, и макросы писать те, которые мне нужны и которые мне удобны. Тут есть много мелких деталей: например, кернинг в капители я хочу сделать именно такой, а не другой, поэтому задаю соответствующие параметры в макросе. Короче говоря, мне нравится делать всё именно так, как я хочу. Это, можно сказать, мой принцип в жизни и в работе. И оформлять книгу мне нравится от начала и до конца. Я получаю текст, очень часто халтурно набранный в Word’е, с ошибками и опечатками, плюс к нему как попало отсканированные или изначально плохого качества фотографии (это просто бич — файлы JPG с ужасным сжатием), и надо из этого сделать «конфетку». Когда получаешь хорошую, нормально отпечатанную книгу, бывает приятно, поскольку это всё моя работа, за исключением типографской ее части: работа над текстом, работа над инфографикой, компоновка страниц и, как правило, шрифт.

Иллюстрации я обычно делаю сама (векторные — в CorelDraw), терпеть не могу «тянутые» откуда-то картинки, которые встречаются часто. Вообще, например, в издательстве «Альпина нон-фикшн», с которым я имею опыт не совсем удачного сотрудничества, мне честно сказали, что у них работа поставлена на поток и детально заниматься каждой книгой нет возможности (подозреваю, что и желания). Иллюстраций в их книгах очень мало, а если есть, то это какие-то элементарные схемы на уровне нескольких геометрических фигур, и то зачатую сделанные небрежно. А я люблю делать сложные картинки, не фотореалистичные, но достаточно детальные — если, допустим, надо изобразить строение планеты или схему какого-то аппарата. Кстати говоря, инфографика была бы для меня самой удачной «экологической нишей» в работе. В реальности я занимаюсь в основном не ею, а иллюстрированием научно-популярной литературы, что, впрочем, похоже — надо сделать изображение наглядное, информативное и эстетичное, не увлекаясь деталями, которые не нужны и отвлекают (этим очень часто многие тоже грешат). Вот, например журнал «Наука и жизнь»: не знаю, как сейчас, но раньше в нем постоянно были какие-то не в меру «разукрашенные» рисунки, с градиентной заливкой где ни попадя, вместо четких и наглядных схем.

Обычно все работают в Иллюстраторе или Фотошопе, но Фотошоп я не люблю. В качестве растрового редактора использую кореловский Photo Paint; это прекрасная программа — по возможностям она не хуже, а по удобству, на мой взгляд, лучше, чем Фотошоп.

Расскажите о своём увлечении каллиграфией

Каллиграфия была первична, потому что я ещё до компьютеров занималась оформлением всяческих приглашений и поздравлений, писала плакатным пером.

Vesna

Старый шрифт Весна — это фактически копия рукописного образца, выполненного широким пером, а Иллюзион (Данс) нарисован сразу в графическом редакторе.

Illusion

Пока не было компьютерных технологий, я увлекалась этим делом, писала пером — и по необходимости, и просто потому, что нравилось. Но когда появилась возможность, я переключилась на изготовление шрифта сразу в векторе. Сейчас я редко пишу от руки.

Поговорим о переработке советской классики. Как пришла идея оцифровки Журнальной рубленой?

Кудряшевскую мне поручили, это было задание от заказчика, от фирмы. Не скажу, что Кудряшевская мне очень нравится. Журнальная рубленая — наоборот, один из моих любимых шрифтов. Он у меня ассоциируется со старым журналом «Наука и жизнь», в котором многие тексты набирались именно им. Журнал в советские времена был очень достойным (хотя в принципе я отнюдь не поклонник советских времен, а, наоборот, категорический противник). В начале 80-х, когда еще сохранялась высокая печать, там очень часто использовался этот шрифт, но потом, когда они перешли на компьютерную вёрстку и Arial, оформление стало посредственным. Журнальная рубленая очень хорошо читается. Но мне не нравился ее прежний компьютерный вариант — он был далек от исторического прототипа. И я решила его восстановить. Фактически это была копия металлической версии — я сканировала с высоким разрешением образцы книжных и журнальных страниц и потом, насколько возможно, подгоняла рисунок букв под растровый оригинал. Качество картинки на сканах было не очень высоким из-за шероховатости бумаги и растискивания краски, но я по возможности старалась адекватно воспроизвести рисунок букв и их пропорции. Хотелось дать этому шрифту новую жизнь, чтобы можно было продолжать им пользоваться.

Вы сейчас работаете над шрифтом Мысль?

Это тоже мне поручили. Мне этот шрифт нравится, так что почему бы не сделать? Чем больше шрифтов, тем лучше, а его, как я заметила, стали часто использовать в книгах, хотя качество кривых там не на высоте. Почему бы его не улучшить? Раз попросили — сделаю с удовольствием.

Было ли что-то, что пришлось радикально поменять в оригинальном рисунке тех исходных файлов Мысли, которые вам были переданы?

Радикально в рисунке — нет, только мелкая правка пропорций (например, буква «ш» стала чуть-чуть шире). Но я сделала альтернативные варианты для некоторых букв. Я не могу радикально менять исходный рисунок, потому что не я его автор. То, что я бы сделала по-другому, я оформляю в виде альтернатив. Хотя большинство людей, насколько я вижу, альтернативами не особо пользуются. Рядовые рутинно работающие операторы вёрстки даже, наверное, не знают о такой возможности. Но я бы, например, точно воспользовалась альтернативными знаками — скажем, верх буквы «д» в виде остроконечного уголка мне не нравится. Всё-таки текстовый шрифт не должен отвлекать внимание своим рисунком, он должен быть «невидимым», то есть просто нести информацию. Не всегда, конечно, но как правило, если в длинном тексте взгляд цепляется за какие-то детали формы букв, это не очень хорошо.

Вы для Паратайпа делали много разных кириллизаций латинских шрифтов, в том числе Mister Earl, Zapf Elliptical 711, Iowan old style

Iowan мне нравится, тоже хотелось русифицировать его, чтобы можно было использовать в кириллических текстах. Кстати, издательство «Альпина нон-фикшн» его часто использует — даже где не надо бы. Он мне представляется шрифтом в большей степени для гуманитарных текстов — такой довольно изысканный, его рисунок сам по себе привлекает внимание, а они его применяют везде, не считаясь со стилем.

Я вообще начинала работать со шрифтом с русификаций. Zapf Elliptical мне нравится — а если шрифт нравился, я старалась его приспособить для собственного использования. Мои первые работы, как я уже говорила, конечно, были дилетантскими, но после доработки эти шрифты становились вполне приемлемыми, и их выпускали.

Расскажите про то, как появились ваши неалфавитные гарнитуры.

Идея Nat Pictures, шрифта с фигурками животных и изображениями предметов, просто пришла в голову. Почему бы не сделать набор заготовок силуэтных картинок в виде шрифта? Их легко и удобно использовать. А еще были виньетки. С виньетками в какой-то момент на меня нашло вдохновение, я стала рисовать их на бумаге, изрисовывала ими целые тетрадные листки, а потом обычно даже не сканировала, а просто срисовывала в Fontographer’е. Сделала эти два набора, а потом как-то это вдохновение прошло. Шрифт Astrosym нужен был для работы с книгами по астрономии — нужны были, например, знаки созвездий и символы планет.

Над чем вы сейчас работаете, какие новые шрифты скоро появятся?

Гиперон. Он не новый, я к нему периодически возвращалась, что-то доделывала, переделывала, добавляла знаки, альтернативы — это процесс бесконечный. Наконец в этом году я его отдала. Как сказал Владимир Ефимов, эту работу нельзя закончить, её можно только прекратить; это отличный афоризм применительно к работе над шрифтом.

Hyperon

А насчет нового — у меня очень много давних заготовок, которые я периодически достаю из пыльного сундука, отряхиваю пыль и пытаюсь с ними что-то сделать. Таких сейчас около пяти штук, там не хватает символов, кернинга, а порой и начертаний. Я доделываю какие-то элементы, а потом переключаюсь на что-то другое, в том числе на свою основную работу по вёрстке книг. Но я не жалуюсь: мне это нравится, мне вообще нравится разнообразие. Заниматься чем-то одним — условно говоря, работать на конвейере — я бы не смогла.

В крупных издательствах сотрудник получает задание: сделай вот это и это, да еще и по шаблону («у нас принято так, а вот так вот не принято») — извините, я бы сбежала оттуда на второй день. Я человек самодостаточный, мне интересно делать то, что я хочу, и так, как я хочу. Вот с Владимиром Сурдиным мы сработались — я его первый читатель, мы обсуждаем тексты книг, порой спорим. Он может со мной не соглашаться, я не могу ничего навязывать, но как читатель могу иметь свою точку зрения. Мы обсуждаем, какие иллюстрации добавить, он предлагает, а я добавляю что-то своё — мне такая работа нравится, я по природе и по характеру фрилансер. На практике, конечно, я не совсем фрилансер, но мне везёт, что даже в педуниверситете работа по сути практически такая же: я встречаюсь с автором, мы что-то обсуждаем, он что-то предлагает, я что-то предлагаю. Это происходит совсем не так, как в крупном издательстве, где автор отдает в работу текст и файлы иллюстраций и потом получает уже готовую верстку, которую не очень-то изменишь. В моей практике и на стадии верстки часто бывают переделки: автору порой приходит в голову неожиданная идея: а давайте мы это перепишем, а давайте это переставим — приходится идти навстречу. И это нормальная творческая работа.

Ещё я сотрудничаю в качестве волонтера с нашими биологами, экологами. У меня есть хорошая знакомая, которая ведет общественную работу, связанную с охраной природы. Она работает с Тигирекским заповедником, и я делаю для них некоторые оформительские вещи: брошюры, плакаты, иногда шаблоны наградных дипломов для школьников. Тоже интересно и тоже мне нравится.

Вы живете в Барнауле и каждый год приезжаете в Москву осенью, но так было не всегда?

Я родилась в Барнауле, но не могу без Москвы. Я придумала себе статус — «москвичка, живущая в Барнауле», и, наверное, это объясняет, почему я сюда приезжаю. Приезжаю давно, с восьмидесятых, когда училась на 3-м курсе. Петербург я терпеть не могу, а Москву очень люблю, у меня даже есть стихотворение на эту тему — про мою блудную душу, которая поселилась здесь и с тех пор «бродит весь день, шальная, по бульварам и по мостам». В Москве я ощущаю себя абсолютно как дома, мне идеально комфортно и легко, как будто я попадаю в резонанс с неким «информационным полем» (это, конечно, фантазия, но здесь она почему-то ощутимо материализуется). В московском воздухе разлито что-то такое, что дает ощущение полного комфорта и полной защищенности от любых неприятностей. Я иду по незнакомой улице и чувствую себя легко и уверенно, как будто я в своей комнате; здесь нельзя заблудиться, дорога всегда выведет куда надо, и все ко мне хорошо относятся. Древние римляне верили в «гениев места» — богов-покровителей мест. В Москве точно есть какая-то богиня-покровитель, которая ко мне благоволит.

Как вы относитесь к тому, что ваш шрифт видит массовый потребитель, миллионы людей?

Я человек очень честолюбивый, но абсолютно не тщеславный. Мне нравится видеть свою работу в деле, убеждаться, что она востребована. В последнее время я стала часто видеть свои шрифты, листая книги в книжных магазинах: тексты набирают и русифицированным Iowan Old Style, и шрифтами Margon и Deca.

Iowan Old Style

Нередко вижу свои шрифты в рекламе, на вывесках. Мне приятно, что люди, совершенно меня не знающие, выбрали мой шрифт просто потому, что он им понравился. Это беспристрастная оценка. В этом году на Северном речном вокзале, который недавно отреставрировали, я видела большой плакат «Поздравляем москвичей с Днем города», набранный рукописным шрифтом Adventure, который уже надоел всем, включая меня, но, тем не менее, до сих пор довольно популярен. Это приятно. Но мне совсем не нужно, чтобы о моем авторстве знали все. Я знаю, что автор — я, мысленно ставлю себе галочку, моё честолюбие удовлетворено, и этого достаточно.

Подборка шрифтов Натальи Васильевой

Дневники Circe

1 декабря 2020 года — знаменательная дата. Ровно 10 лет назад Александра Королькова начала разрабатывать шрифт Circe! Мы перенесли на этот сайт дневник создания шрифта, который в режиме реалити-шоу вела Александра десять лет назад.
Реалити-шоу состоит из 18 серий, начиная с идеи шрифта и заканчивая его выпуском.

 

Предисловие
Начну с подсказки, что это будет за шрифт.

На этой картинке изображены три прекрасных человека — Жан-Франсуа, Дино и Ханнес.
Если вы догадаетесь, что может их объединять (кроме профессии, естественно), то сразу же поймёте, какого типа шрифт я задумала!

 

 

Реалити-шоу. Первая серия, разговорная

1 декабря 2010 года

 
Начинает сказка сказываться.
Стадия первая — сам себе ТЗ. Тут будет много текста.
Первое, что нужно решить при проектировании нового шрифта — где он будет применяться и кому он будет нужен. Ну и сразу же — какие шрифты такого типа уже существуют и чем они вас не устраивают.

Естественно, для этого надо иметь некоторое представление о существующих типах и возможных характеристиках шрифтов. Многие, конечно, испугаются слова «классификация», но в некотором роде это именно она — только в самой практической своей ипостаси.
В этом практическом смысле речь идёт скорее даже не о разделении всех шрифтов на группы с минимальным остатком, а о выделении из массы существующих (желательно хороших) шрифтов некоторых типов, для большего пафоса можно сказать — архетипов. Ну, например, все знают, что такое современная голландская антиква (или думают, что знают), что такое дин-подобный шрифт и т. п. Если копать глубже, уже и специфичнее, то, например, можно говорить об «искусственно неправильной» антикве (типа Priori или Mokka), или об открытом, но слегка механизированном гротеске (Square Sans или Klavika или Klint или Dobra), или о псевдокаллиграфическом-псевдоостроконечном довольно контрастном шрифте с кучей альтернативных знаков (Affair или Cider Script или Buffet Script), и так далее и тому подобное.
И в общем-то при выборе и постановке задачи совершенно не зазорно поанализировать на примере того же myfonts.com, veer.com или fontshop.com, какого типа шрифты сейчас пользуются популярностью, востребованы или даже [делает большие глаза] являются модными и свежими.

Вообще говоря, когда затеваешь какой-то новый шрифт — стоит как минимум узнать, как его можно описать, в какую группу отнести и т. д. и т. п. Потому что если задуманный шрифт не вписывается ни в одну группу и вы не можете найти ничего похожего (или хорошего похожего) — то вполне вероятно, что вы собираетесь породить монстра. Он вам точно нужен? 😉
И не надо стесняться того, что «такое уже есть». Если вы рисуете не под копирку, а самостоятельно, то шрифт будет обладать достаточной индивидуальностью. И отвечать именно тем задачам, которые вы перед ним ставить, что тоже ценно.

Распространённая болезнь наших начинающих шрифтовых дизайнеров может быть описана двумя словами — «неактуальные шрифты». То есть и идея может быть логичной, и сил вложено немало — а на выходе шрифт, глядя на который сам автор долго чешет в затылке и измысливает, куда бы его пристроить.

Нам — тем, кто пользуется кириллицей — одновременно и проще, и сложнее определить себе задачу. Проще в том отношении, что работы поле непаханое, и можно легко сделать шрифт, который будет «первым кириллическим чем-нибудь там». Сложнее в том отношении, что латиницу соответствующего типа мы легко можем изучить на примере десятка подходящих шрифтов, а над кириллицей придётся думать;) Но об этом все и так знают.

Так что от теоретических конструкций перехожу собственно к практике. То есть к тому, зачем же в прошлом посте на тему реалити-шоу фотографии «трёх незнакомых нерусских мужиков» (определение совершенно очаровательное, не удержалась).

Как совершенно справедливо в итоге отгадали, на фотографиях изображены Жан-Франсуа Поршез, самый известный, популярный (и вообще замечательный) во Франции шрифтовой дизайнер, Дино дос Сантос — то же самое для Португалии, и Ханнес фон Дёрен — сравнительно молодой, но очень успешный шрифтовой дизайнер из Германии.
Дальше, к сожалению (то есть на тему того, что за шрифт я затеяла), отгадки не продвинулись, так что придётся рассказывать самой.

Итак, если пытаться определить, к какому «архетипу» он будет относиться, то это (барабанная дробь) геометрический гротеск с человеческим лицом и с финтифлюшками.

Почему так?

Ну, во-первых, геометрия. Геометрию любят все! Геометрию любят заказчики, архитекторы, графические дизайнеры и графические дизайнеры-студенты (они особенно). И многие другие!

(Под геометрией конкретно сейчас я имею в виду «классический» геометрический шрифт, который выглядит как составленный из отрезков прямых и кусков окружностей, а не шрифты типа Родченко)

Во-вторых, «с человеческим лицом». Геометрические шрифты с кириллицей уже есть, и давно (не будем показывать пальцем). Но если обобщать, то ни одним из них (я имею в виду тиражные) нельзя полноценно набрать длинный текст, особенно если хотеть, чтобы он выглядел достаточно современно.

(Да, да, как человек, которому пришлось как-то набрать целую главу книги Футурой, заявляю — это страшное извращение!)

В-третьих, финтифлюшки. Под ними я имею в виду альтернативные варианты знаков и даже, не побоюсь этого слова, росчерки.

(Не каждый наш дизайнер сразу поверит, что росчерки в геометрическом гротеске будут выглядеть естественно, ну так на то нам и нужны незнакомые нерусские мужики!)

Итак. Ориентиры на этот случай.
«С человеческом лицом»

Конечно же, это Brandon Grotesque! Очень популярный и очень симпатичный, совсем чуть-чуть, для аромата, старомодный, но вполне современно сделанный. Единственное, что меня в нём не устраивает — слишком большая разница в росте между прописными и строчными буквами, ну так в своём шрифте что захочу, то и сделаю.

«Финтифлюшки» — первый пример

AW Conqueror Sans Жана-Франсуа Поршеза, разработанный как часть комплекта шрифтов для бумажной компании. (На сайте, кстати, можно заказать себе визитки, напечатанные этими шрифтами на этой бумаге и даже скачать в некоммерческих целях сами шрифты)
Набор знаков не особенно большой, да и шрифт не совсем геометрический, но по духу это как раз то, что нужно.

«Финтифлюшки» — второй пример

Estilo Pro Дино дос Сантоса. Тоже чуть старомодный рисунок знаков, но совершенно нечеловеческий состав и количество альтернатив! Есть даже лигатуры (о необходимости которых я ещё подумаю), но нет строчных: на их месте стоит капитель. Что, естественно, наводит на мысли о капители.
Ну вот.

Как видно, ни один из этих шрифтов не устраивает меня полностью, хотя у них у всех есть симпатичные черты. А значит, надо закрыть окна браузера с картинками, чётко поставить себе задачу и нарисовать свой шрифт, естественно, похожий на все прототипы сразу (как говорил ещё Фредерик Гауди, эти старики украли все наши лучшие идеи), но, естественно, не повторяющий ни один из них.

Итак, собственно ТЗ.

1. Тип шрифта: геометрический гротеск

2. Область применения: строчные адаптированы для набора сплошного текста, прописные и капитель — для «кудрявого» заголовочного набора в рекламе и журналах разной степени гламурности

3. Знаковый состав по типографическим возможностям: строчные знаки с минимумом альтернатив, капитель максимально простого рисунка, с минимумом альтернатив, прописные знаки с максимумом альтернатив и росчерками, маюскульные и минускульные цифры (пропорциональные). Пока так, дальше посмотрим.

4. Знаковый состав по языкам: кириллица в объёме стандартной кодировки, западная и центральноевропейская латиница.

5. Состав по начертаниям: от Hairline до [условно] Extrabold, как получится.

И картинка — первый эскиз.

Теперь надо всё это осмыслить логически, смотрите в следующей серии!

 

 

Реалити-шоу. Вторая серия: сплошные планы

7 декабря 2010 года

Если бы это был шрифт без финтифлюшек, то уже пора было бы его оцифровывать. Но поскольку финтифлюшки, а точнее, сочетание финтифлюшек с текстовостью, тут принципиальны, то эта серия будет полностью посвящена систематизации и планированию.
Если вы помните, в прошлой серии я писала, что количество альтернатив в строчных знаках и в капители будет минимально. О строчных сегодня даже говорить не буду, так как все [две] возможные альтернативы уже были изображены на прошлом эскизе: это одночастные и двухчастные a и g.


Капитель (как минимум, заготовки для капители) я, по некотором размышлении, собираюсь сделать с помощью Remix Tools Тима Аренса, так что она должна повторять рисунок прописных знаков. Поскольку мы в прошлый раз договорились, что капитель должна выглядеть максимально «обычно», а шрифтом можно будет набрать достаточно длинный текст, то на основные места для прописных знаков и нужно поставить наиболее обычные, то есть, в нашем случае, в меру разноширинные буквы.

Сверх-разноширинные варианты большинства букв я тоже предполагаю сделать, но им капитель ни к чему; а вот чисто стилистические альтернативы, в виде А-арки или «кудрявой» Е, пожалуй, надо делать и в капители.

Кроме того, у треугольных знаков вроде бы намечались начальные и концевые варианты (с одной вертикальной стороной).

Стараюсь изобразить это в таблице: и себе (и вам, дорогие читатели) для лучшей наглядности, и чтобы проще было объяснять потом, кого куда программировать.

Голубым обведены те знаки, которые я буду делать в первую очередь; сейчас поясню.
(Если вы помните, то в прошлый раз я писала о том, что шрифт сразу будет делаться в MultipleMaster.

А это значит, что бОльшую часть производных знаков лучше делать уже после того, как будут готовы основные знаки в двух начертаниях — так экономится довольно много времени.)
Следующий большой вопрос — это росчерки.

Проблема в том, что росчерков применительно к такому шрифту можно придумать довольно много.

И способов приставить их к буквам тоже довольно много — тут каждый мыслит в меру своей испорченности:)

Поэтому вопрос, который предстоит решить — делать ли все возможные варианты знаков с росчерками, серьёзно увеличивая тем самым знаковый состав (и как потом загонять их в фичи?), делать росчерки отдельно, предоставляя пользователю возможность самому формировать нужные ему знаки (но тогда надо предусмотреть для этого простой удобный способ), или как-то скомбинировать эти варианты…
Но, думаю, этот вопрос будет решаться позже, и даже не в следующей серии.
А в следующей серии я наконец-то создам шрифтовой файл!

 

Реалити-шоу. Третья серия, безумно скучная

9 декабря 2010 года

Третья серия — это одиннадцать больших, но безумно скучных картинок на тему того, как делалась первая буква. И да, она ещё не готова!
Думаю, что больше такого занудства не повторится, буду описывать только самые ключевые моменты.

Жаль, но придётся вешать принтскрины в масштабе 1:1 — практически всё важное изображается тонкими линиями, которые пропадают при уменьшении.

Создаю (наконец!) новый шрифтовой файл. Кстати, сверху видно, что я вытащила на свет как можно больше панелек — но все они, в общем, нужны и полезны.

Выбираю для начала первую попавшуюся кодировку с кириллицей (кодировка потом поменяется, тут далеко не всё задуманное, но базовые знаки вполне можно делать).

Открываю окно редактирования глифа. Первой буквой будет элементарная H — по ней и по О удобнее всего определять соотношение ширин в будущем шрифте.

Здесь видны вертикальные метрики шрифта по умолчанию — высота строчных, прописных, верхних и нижних выносных элементов. Высота (и ширина) чего бы то ни было в этом окне измеряется в тысячных долях кегля.

Рисую глобальные гайды, соответствующие тем вертикальным метрикам, которые будут в новом шрифте.

Высоту прописных оставлю стандартную — 700 единиц. По ней принято определять кегль, так что пускай никого не путает. Высоту капители подбираю так, чтобы и число было симпатичным, и удобно было работать с Remix Tools — 525 единиц (или 75% от высоты прописных). Высота строчных пускай будет не очень большая, чтобы они явно отличались от капители; пока задам 450. И несколько укорочу выносные элементы: гротеску такие же длинные, как в антикве, не очень нужны.

Теперь захожу в File -> Font Info и в разделе метрик пишу нужные значения.

Ну вот — теперь метрики совпадают с гайдами.

Толщину штрихов в самом тонком начертании я хочу сделать в 10 единиц. Рисую прямоугольник приблизительно нужной толщины.

Цепляю линк за края, снизу он показывает толщину штриха. На глаз получилось не десять, а двенадцать, надо исправить.

Копирую штрих, вставляю и двигаю чуть правее. Ширина знака ещё будет меняться, но надо же с чего-то начинать. Рисую горизонтальный прямоугольник толщиной тоже в 10 единиц — самое светлое начертание будет совсем неконтрастным.


Смотрю на знак в окне Metrics. Хочется сдвинуть горизонталь немного вниз.


Выставляю одинаковые полуапроши. Такими они тоже не будут, но как-то приятнее видеть их симметричными.


Теперь букву видно и в окне Font.


Рисование буквы, совмещаемое с изготовлением скриншотов, занимает примерно в три раза больше времени, чем обычно.
Описание происходящего занимает ещё больше времени 😉

 

 

 

Реалити-шоу. Четвёртая серия, в которой появляются плавные линии

9 декабря 2010 года

Вчера, наверное, некоторые подумали, что рисовать буквы очень просто: составь вместе несколько прямых линий — получишь букву Н. Сегодня к прямым линиям присоединятся кривые, и окажется, что геометрический шрифт — не очень-то и геометрический.

Что, в сущности, такое буква О в геометрическом шрифте, как не круг высотой с букву? Ну что же, первое действие будет именно таким: рисую два круга нужной высоты, один внутри другого.


Цепляю линки и выравниваю кругу бока. Выделяю всё и нажимаю на кнопку, чтобы исправить направление обхода так, как надо для постскриптного контура (внешний контур против часовой стрелки, внутренний — по часовой). Получается аккуратный такой, ровный кружочек…

…рядом с буквой Н совершенно не похожий на букву и выглядящий именно кружочком.

Красный контур — геометрически правильный круг, чёрный — то, как пока получается буква О. И, кстати, уже пора подумать о свисаниях; в таком светлом начертании, кажется, пяти единиц будет достаточно.
Теперь вроде похоже на две буквы, а не на букву и кружочек.


Рисую строчные н и о. Зелёное (маска) — геометрический круг, чёрное (контур) — буква.


Продолжу пока со строчными. Копирую о в ячейку буквы с, прямо ножиком отрезаю кусок… и мы можем наблюдать главный недостаток линков: они привязаны к точкам с конкретными номерами, и при изменении количества точек на контуре ведут себя соответственно. Придётся их удалить (Shift+F7) и поставить новые.


Маска — то, что было отрезано от буквы о; контур — то, что я согласна считать буквой с.


Где с, там и d. Копирую с, приставляю к ней палочку, регулирую ширину (справа у меня в это время окно Metrics, в котором стоят рядом уже сделанные буквы) и тоже слегка меняю контур.


Для b переворачиваю дугу вверх ногами и двигаю точки: верх и низ мы тоже воспринимаем по-разному. Отрезаю нижнюю часть вертикального штриха, это же всё-таки шрифт с человеческим лицом!


Для q переворачивать ничего не надо, а вот двигать тоже надо, чтобы компенсировать отсутствие участка прямой справа сверху.

Процесс изготовления р описывать не буду, уже и так всё понятно. А вот так выглядит n относительно р: оставляю стык штрихов и регулирую ширину.

Знакомьтесь: первые несколько букв самого светлого начертания будущего гротеска:) Предположительно такая, а будет альтернативной, а не основной, поэтому под неё я сразу создала альтернативный глиф.

На этом тот кусочек вечера, который оставался от правок кернинга в другом шрифте, закончился. Пост пишу некоторое время спустя, но времени на новые буквы в промежутке не нашлось. Продолжение следует!

 

Реалити-шоу. Пятая серия, в которой продолжаются строчные знаки

13 декабря 2010 года

Кстати, для тех, кто (вдруг) не в курсе:)
Формат «серия постов о создании шрифта» в кириллическом пространстве наиболее часто и успешно использует Юрий Гордон, а эксперимент с предзаказом шрифта (хотя и не с такой разницей в цене) некоторое время назад проводил Андрiй Шевченко. Но смешивать два эти ремесла, кажется, ещё никто не пытался…

Но продолжаю историю со строчными. После того, как стало понятно, что все остальные буквы для такой о широки, я решила: лучше пока расширю о, а потом посмотрю, не широк ли весь шрифт.


Ещё за два дня пришла мысль отправить l-палочку в альтернативные знаки, а основной вариант сделать с закруглённым хвостом. Делаю заготовку-дугу и собираюсь её приспособить.


Приставляю — естественно, получается ужас-ужас.


Привожу в более-менее человеческий вид.


Раз уже есть l с хвостом, по идее несложно сделать t, просто хвост должен быть длиннее. Но не всё так просто: рядом с другими буквами кажется, что перекладина выше x-height. Упс…

Рисую п, чтобы проверить, это t такая неправильная или просто малы свисания у круглых.
Похоже, и то и другое.

Увеличиваю свисания с 5 единиц до 8, п вроде начинает смотреться нормально, а t тогда уж пускай пока остаётся проблемной…

Надо уже когда-нибудь рисовать диагональные знаки. Чтобы от чего-то отталкиваться, поворачиваю и отражаю вертикальный штрих — видите, левый выглядит тоньше правого, хотя они одинаковые?

Как могу выравниваю и (важно) оставляю снизу две точки: пригодятся в жирном начертании.

Чтобы за этот раз сделать все строчные, общие для латинского и кириллического алфавитов, берусь сразу за у. Сначала примеряю хвост от t.


Смещаю вершину треугольника, подрезаю хвост и ставлю экстремальные точки.


Пока оставлю так, хотя она куда-то явно валится. Пускай отлежится немножко.

Копирую правую часть n и пытаюсь сделать из неё а.

Пришлось ещё укоротить верхнюю часть; возможно, с нижней ещё буду что-то делать, но пока пускай тоже отлежится.

На места совпадающих в кириллице и латинице букв ставлю композиты: раз клик,

два клик.

Пока имеющиеся знаки выглядят так:

 

 

Реалити-шоу. Шестая серия, посвящённая рабочей версии строчных знаков

17 декабря 2010 года

В этой серии появляются все базовые строчные буквы самого светлого начертания.
Поскольку букв много, то на картинках будут только самые опасные места и общий вид.
Напоминаю, что акция «шрифт за доллар» кончается в эту субботу!
К счастью для буквы б, шрифт геометрический, поэтому овал не так сильно отличается от о. Сейчас буду приклеивать хвост…

Важное место в б — стык штрихов: здесь даже при толщине в 10 единиц приходится делать некое подобие оптической компенсации.

Как и остальные круглые, основа для э отличается от перевёрнутой с.

Делаю заготовку для ф — протыкаю о вертикалью.

Делаю сверху и снизу по две точки на месте одной экстремальной и расширяю букву. Дуги, конечно, тоже приходится слегка поменять.

Первоначально делаю в на основе мягкого знака. Не фонтан, но потом поменяется.

Проще всего делать з из правой части в и левой части э, а потом уже править.

Прогну-ка я в вверх и вниз, чтобы она не казалась уходящей вправо в перспективу…


А это кратка. Позицию ещё надо будет уточнять, но форма пускай будет такая кудрявая, чтобы явно отличалась от бреве (которого ещё нет, но оно будет более пологим).

Набираю волшебную фразу, подтверждающую, что в шрифте есть русские буквы.

И возвращаюсь к латинице. g уже есть, но такая форма должна быть, судя по, а, альтернативной, так что рисую двухчастную.

Пока пусть будет такая. Заодно рисую dotaccent и доделываю i и j.

Ну вот, теперь можно и английскую панграмму набрать.

Вот такие знаки есть сейчас в шрифте.

Смотрела я на них, смотрела… и решила кое-что поменять) Картинка называется «найдите десять отличий».

Не исключаю, что и дальше будет что-то меняться, но пока оставлю так и займусь прописными.

 

Реалити-шоу. Седьмая серия, в которой на первый план выходят прописные

23 декабря 2010 года

Я вот подумала — буду, наверное, вешать сверху превью той картинки, которой заканчивается серия. Чтобы потом легче было ориентироваться, где о чём шла речь.
Но сначала ещё немного о строчных. Во-первых, призакрываю s, чтобы она стала не гуманистической, а, как все, геометрической.

Выравниваю (ну, почти выравниваю) в.

Посильнее изгибаю сверху хвост б, потому что убирать изгиб не хочется совсем.

Создаю альтернативные глифы для k, к, ж и я.

И делаю альтернативам прямые диагональные ноги. Пока пускай стоят на альтернативных местах, если не понравятся потом (в других начертаниях) нынешние основные варианты — поменяю.

Как известно, некоторые прописные знаки по конструкции совпадают со строчными. Воспользуюсь строчными как заготовками (тем более что толщина штрихов в этом начертании везде одинаковая), но менять пропорции всё равно придётся.

Вот почти все латинские прописные, которые можно получить таким образом, только Х и Z не хватает.

Тут видно, например, что Х слишком широкий, если его просто вытянуть из строчного.

Делаю поуже, хотя пока пропорции знаков всё равно довольно приблизительные.

А вот и весь латинский прописной алфавит, то есть те формы знаков, которые будут работать как базовые. Кириллица тоже кое-какая есть, но лучше покажу её в следующий раз, когда будут все буквы русского алфавита.

Ну и набираю пару слов на прощание:) Кстати, тут видно, что J я в итоге чуть заузила.

 

Реалити-шоу. Восьмая серия, самая неалфавитная

17 января 2011 года

Добрый вечер!
Многие, наверное, уже начали переживать, где же геометрический шрифт и будет ли продолжение.
Оно уже есть, но поскольку эта серия посвящена в основном неалфавитным знакам, тут минимум подробностей, а скорее общая последовательность действий и демонстрация имеющихся знаков.
Но первое, что я сделала с момента окончания прошлой серии — дорисовала прописную кириллицу.

И тут же начала набирать всякую ерунду:

Но, к сожалению, для названия все имена более-менее известных и благозвучных геометров оказались заняты, на Птолемея никто не согласился, так что рабочее название шрифта оказалось совсем из другой области, и отношение к геометрии оно имеет только по созвучию. И вообще это женское имя;)

И через некоторое время я начала рисовать неалфавитные знаки, начиная с самых простых — похожих на палочки и галочки. Скобки и кавычки пока рисую в одном несимметричном экземпляре, переверну их и поправлю после того, как появится жирное начертание. Звёздочка вот не самая традиционная, но и шрифт ожидается кудрявый; пока не знаю насчёт вариантов амперсанда — они точно нужны?

Из крупных скриншотов оказалась только @, да и та сделана из альтернативной формы а.

Добавляются уменьшенные запятые для кавычек и ordmasculine и ordfeminine.

И — комплект строчных и прописных диакритических знаков, пока на глаз, в следующей серии буду примерять к буквам и править.

Если кто-то до сих пор не знает, вот простая и хорошая статья про диакритику: http://ilovetypography.com/2009/01/24/on-diacritics/

Ну и вот все (кроме цифр) неалфавитные знаки, которые пока есть. Остальные буду делать уже в обоих начертаниях сразу; и пока всё, что можно и везде, где можно — композиты.

Почему-то оттягивала этот момент до последнего, но вот наконец цифры. На основных местах будут стоять пропорциональные цифры, а не моноширинные, ну и 8 специфического рисунка. Тройку с плоской крышей я решила не делать, всё-таки для навигации шрифт никоим образом не предназначен, а в журналах как-нибудь не перепутают 😉

Немножко похимичила с рисунком, чтобы семь из десяти минускульных цифр тоже получились композитами.

И последнее — по замечанию Владимира Венедиктовича к прошлой серии сделала Н совсем чуть-чуть уже.

А в следующей серии нас ждёт подгонка акцентов и рисование и примерка хвостов и альтернатив 😊

 

Реалити-шоу. Девятая серия, в которой наконец появляются финтифлюшки

1 февраля 2011 года

И снова прошу прощения за долгое ожидание, зато за это время довольно много всякого прибыло.
Начала я с того, что, как и обещала, примерила акценты к акцентированным знакам.
Не смотрите пока на eogonek — там понадобится дорисовывать, а пока стоит просто композит.

И прописные:

Это не вся европейская кодировка, а та её часть, в которой достаточно композитов, т. е. по крайней мере до поры до времени не надо ничего дорисовывать.

Теперь провожу анализ того, какие альтернативные знаки из второй серии лучше нарисовать до создания ММ-оси. В их число попадают прежде всего те, которые рисунком или количеством точек заметно отличаются от основных вариантов. L-альтернативная, кстати, уже есть — на её основе был сделан фунт стерлингов.

И рисую все (или пока так кажется) возможные завитушки и придумываю к ним обозначения. Впрочем, после часа переписки и разговоров с техотделом было решено обозначить их не буквами, а двузначными числами. Тогда и на хвосты хватит условных обозначений.

Создаю ячейки под эти альтернативные знаки.

И потихоньку начинаю их рисовать, попутно сравнивая длины хвостов и т. п.

Вот они и нарисовались. По просьбам трудящихся альтернативные 5 и 3; основной знак параграфа теперь с кружочком посередине (а этот красивый оставляю как альтернативу), а на месте амперсанда «по умолчанию» будет псевдотрадиционный вариант; бывший основной отправляется в «простые» альтернативы и появляется вариант для соседства с кудрявыми знаками (я была бы счастлива такое придумать, но увы — это реальный рисунок амперсанда из книги XVII века).

Но не кажется ли вам странным, что L стоит впереди D? 😉

Значит, пора делать специальную кодировку для этого шрифта.

Кодировка — это по сути список глифов шрифта, начинающийся определённым образом и сохраняемый в формате.enc (это можно сделать из Блокнота или ТекстЭдита). Можно просто писать глифы подряд, а можно, для удобства работы, ещё обозначать позиции, чтобы, скажем, какая-то часть знаков начиналась с новой строки.

В конце более-менее стандартной европейско-кириллической кодировки (стандартная кириллица, Западная Европа, Центральная Европа плюс несколько актуальных знаков плюс минускульные цифры плюс русские ударные гласные) добавляю все предполагаемые альтернативы для прописных, строчных (те, которые уже есть) и упомянутых неалфавитных знаков, опираясь на всё ту же таблицу из второй серии. А под ними добавляю строчку финтифлюшек.

Вот что пока получилось (две картинки — в один экран не влезло):

Хочу предупредить, что это промежуточный этап знакового состава: ещё добавится капитель, акцентированные альтернативы и некоторые капительные альтернативы.
Знаки со свошами загонять в кодировку не буду — понятия не имею, сколько их получится и как их классифицировать:)

Рисую первый вариант свошей и примеряю на знаки:

Набираю несколько слов, используя максимальное количество имеющихся пока альтернатив.

И в последний момент решаю поменять размер завитушек:

Кстати: охотно приму замечания по размеру и форме свошей:)

Ещё кстати. Как и обещала, сообщаю рабочее название шрифта: Circe/Цирцея.

 

Реалити-шоу. Десятая серия, в которой выясняется, что не всё так просто, как хотелось бы…

2 февраля 2011 года

Не ждали?)

Я тоже не рассчитывала, что придётся писать новую серию уже на следующий день, но очень нужен взгляд со стороны, причём максимального количества заинтересованных зрителей.

Про своши, правда, высказались всё те же коллеги, что и обычно (надо думать, никому, кроме вас, дорогие комментаторы из предыдущего поста, своши не нужны). Но жирность-то знаков должна волновать всех!

Впрочем, начинается история всё с тех же свошей и акцентов:
точки в dotaccent и dieresis я увеличила до размера точки-знака препинания

и нарисовала пару таких свошей, которые не будут влиять на расстояния между буквами.

Ну и создала ММ-ось по жирности. При этом (если кто-то ещё не сталкивался) контур знаков становится «един в двух лицах» — точки те же самые, но в разных начертаниях они могут иметь разные координаты (а положение их в промежуточных начертаниях интерполируется).

А вот дальше начинается самое интересное.

Теоретически максимальная толщина горизонтального штриха в шрифте — это высота строчной буквы, поделенная на три минус сколько-нибудь на внутрибуквенные просветы.
И пробовать лучше всего начинать с какой-нибудь такой буквы, где встречаются три горизонтальных штриха — а, е, в или что-нибудь подобное.

Я и попробовала. Получается максимум 140 (следовательно, вертикальный штрих — ненамного больше, контраста тут не должно быть видно). Во всех буквах, кроме, а и е — это даже и не очень жирно, а вот в них…

Тут стоит сделать лирическое отступление: в любом нормальном шрифте я бы сразу, не задумываясь, сделала такие буквы светлее остальных и это было бы почти незаметно. Но здесь-то шрифт геометрический, а задумана интерполяция! А это значит, что в каких-то начертаниях будет прямо видно, что штрихи разной толщины… Или нет?

У этой проблемы есть три варианта решения: два быстрых и одно медленное.

1. Оставить все штрихи геометрически одинаковыми и сказать, что такая разная плотность разных букв — это фишка шрифта. Так в Estilo Pro, но там, правда, строчных знаков нет — на их месте капитель, а в капители это не так зверски выглядит.

2. Сделать в самых насыщенных буквах штрихи светлее и надеяться, что в промежуточных начертаниях это будет не так заметно. Отчасти так в Brandon Grotesque — если смотреть превью в очень крупном размере, в большинстве начертаний заметна разница между, например, а и n.

3 (медленное). Оставить в ММ-файле все штрихи геометрически одинаковыми, а в жирных начертаниях после построения поправить проблемные буквы вручную. Это тоже в Brandon Grotesque есть — как минимум буква, а в самом жирном начертании там сделана по-другому, чем в остальных — видимо, самое жирное правилось или даже дорисовывалось отдельно.
На этой картинке видна разница между буквой, а с «правильной» толщиной штрихов (зелёный контур) и с такой толщиной штрихов, когда на фоне остальных букв она смотрится более-менее прилично.


А на этой — та же самая, а в двух вариантах по соседству с остальными пока что сделанными в жирном начертании знаками (у е та же самая проблема, если вы заметили, но пока нет более светлого варианта).

Что будем делать? 🙂

Первое решение мне как-то всё-таки совсем не нравится, остаётся второе или третье. Для сроков сдачи лучше и для меня проще, если бы сработало второе, но вот сработает ли?
Дорогие все!

Посмотрите, пожалуйста, на картинки под этим текстом. На первой из них изображены некоторые знаки шрифта в самом жирном начертании, на всех остальных — те же знаки в том же порядке в промежуточных начертаниях.

Что вы думаете о той букве, а, которая слева?

Бросается ли (и если да, то на каких картинках) в глаза то, что она светлее остальных?
Отвечайте скорее, а то я хочу уже продолжать;)

1)

2)

3)

4)

5)

6)

7)
И да, это не список предполагаемых начертаний, а случайная выборка промежуточных точек.

 

Реалити-шоу. Внеочередное: победила дружба

4 февраля 2011 года

Спасибо всем, кто высказался в прошлом посте)

Прокомментировали предложенные буквы 17 человек. Голоса разделились так:

не выразили конкретного мнения — трое,
можно оставить левую — семеро,
надо делать варианты по жирности — семеро.

Поэтому я решила сначала определиться с параметрами начертаний
(получилось как-то так):


а потом нарисовать в жирном начертании хотя бы строчную базовую латиницу и посмотреть-попечатать это в разных кеглях.

А там видно будет)

 

Реалити-шоу. Одиннадцатая серия, в которой окончательно формируются начертания

16 февраля 2011 года

Тем временем работа над жирным начертанием (а значит, и над остальными тоже) постепенно движется, и уже можно об этих остальных начертаниях говорить и даже их показывать.

Но начать всё-таки логичнее с жирного, а именно — с того, какие знаки уже есть.
А есть часть цифр и знаков препинания,

строчная латиница

и прописная латиница,

немного похожая на шрифты Эрика Гилла и Эдварда Джонстона (но меня это в принципе устраивает).

Отдельным интересным занятием было подбирать параметры для будущих начертаний: надо было свести воедино толщину стемов, соответствующую определённым названиям начертаний, и толщину стемов внутри интерполяционной оси (где самому светлому начертанию присваивается значение 0, а самому жирному 1000, и все промежуточные начертания обозначаются, соответственно, числами в этих пределах).

Количество начертаний было, в общем, определено заранее (но, думаю, больше и не надо), а после некоторого времени над расчётами и проверками, как это выглядит, получилось вот что:
Thin — толщина стема в прописных знаках 10 — значение на ММ-оси 0.

ExtraLight — толщина стема в прописных знаках ≈30 — значение на ММ-оси 130.

Light — толщина стема в прописных знаках 55 — значение на ММ-оси 300.

Regular — толщина стема в прописных знаках 85 — значение на ММ-оси 500.

Bold — толщина стема в прописных знаках ≈122 — значение на ММ-оси 750.

ExtraBold — толщина стема в прописных знаках 160 — значение на ММ-оси 1000.

Кстати, если вас продолжает волновать сульба знаков типа, а или е в жирных начертаниях, то я в итоге решила не лениться: есть облегчённая версия этих знаков для начертаний Bold и ExtraBold и версия, совпадающая по толщине штрихов с остальными знаками — для более светлых начертаний.

 

Реалити-шоу. Двенадцатая серия, в которой основной знаковый состав можно считать готовым

4 марта 2011 года

Ну вот.
Я, конечно, долго тянула с этой серией, но хотелось довести до логического завершения довольно важный для разработки шрифта этап.
Итак, основной знаковый состав (без альтернатив, свошей и капители) практически закончен.

Крупно это (за исключением последних двух строчек) выглядит в самом светлом и самом жирном начертаниях так:

Но чтобы двигаться дальше, хорошо бы убедиться, что и в промежуточных начертаниях всё в порядке.

Строю Regular (который как раз ровно посередине между самым жирным и самым светлым) и печатаю куски текста.

С прописными вроде бы всё сразу нормально (разве что свисания у Д, Ц, Щ хочется немного удлинить), а вот в строчных есть некоторое количество проблем.

По результатам первой распечатки делаю потолще хвостик у запятой, пошире ы и ф, поуже м, подлиннее свисающие элементы. Ещё выравниваю апроши у двоеточия — вспомнила про всякие 4:3 и 3:2.

Ещё заметно, что некоторые буквы, страдания по которым начались ещё в самом жирном начертании, чернят и здесь.

Печатаю текст с перечисленными правками, но не заменяя чернящие буквы.

А потом — подставляю буквы из более светлого набора (то, что в знаковом составе покрашено зелёным).

Меня это в принципе устраивает, но не устраивает руководство компании (и, вероятно, не устроит тех, кто ловил на глаз отличия в жирности знаков в предыдущих сериях).
Поэтому пробую вот такую промежуточную версию:

Извините, последняя фотография с телефона — придётся вам поверить на слово, что всё с набором нормально 😊

Теперь можно возвращаться к финтифлюшкам…

 

 

Реалити-шоу. Тринадцатая серия: произвольная программа

16 марта 2011 года


Текстовой информации у меня минимум, зато графическая весьма обширна.

За прошедшее время в шрифте добавились:

  • альтернативные прописные знаки
  • альтернативные акцентированные прописные знаки
    заготовки для свошей
  • капитель, включая акцентированную
  • и альтернативные капительные знаки, тоже включая акцентированные

На нынешний момент в шрифте, если не считать отдельные акценты и заготовки для свошей (а также первые начатые знаки с росчерками) 1152 знака.


А вот это — варианты буквы А.
Показываю в самом светлом начертании, потому что тут виднее всего, где чей хвост. Первая и третья буквы (и их альтернативы) на этой картинке выглядят практически одинаково, поэтому поясняю: третья — это, А с острой макушкой.

Ну и примерно так это выглядит, если набирать буквы не подряд, а хотя бы с каким-то смыслом.

 

 

 

Реалити-шоу. Наконец-то четырнадцатая серия

28 апреля 2011 года


Прошу прощения за долгое молчание — как выяснилось, чем ближе проект к концу, тем медленнее он движется (и тем труднее показывать какие-то вменяемые картинки).

В общем, на нынешний момент сделаны 465 знаков с росчерками; это я дошла до конца латинского алфавита, но, возможно, ещё выяснится, что каких-то нужных форм не хватает.
Показываю подряд знаки из самого светлого начертания. Если есть какие-то мысли по поводу нехватки определённого вида кудрей — высказывайтесь:)

Кириллица будет. И вообще, всё ближе к окончанию, чем можно подумать;)

А ещё в эту субботу, 30.04, в Музее архитектуры на выставке Тагира Сафаева будет разговор о некоторых проектах ПараТайпа, интересных в смысле механихма продажи/распространения шрифта, в том числе об этом, с моим участием (т. е. я буду говорить про дизайн, а не про продажи). Надеюсь показать какие-нибудь такие картинки, которые пока не публиковались, ну и вообще должно быть интересно.

Ещё, если вы напишете какие-нибудь не очень длинные фразы (пока латиницей или совпадающими с латиницей кириллическими буквами), которые вам бы хотелось увидеть набранными этим шрифтом, то в субботу их можно будет увидеть вживую, а в сети — в следующей серии.

И ещё (важно!) — прочитайте предыдущий длинный пост, там всё, что касается лицензии на шрифт (в частности, что вы сможете, а что не сможете делать с Circe, если вы её предзаказали).

 

 

 

Реалити-шоу. Пятнадцатая серия: смертельное оружие

25 мая 2011 года


Как и было сообщено в комментариях к прошлому посту, дизайнерская часть работы над Circe уже почти закончена, и сейчас я занимаюсь весьма скучным и монотонным делом: строю из исходного Multiple-Master файла необходимые начертания и чищу контур, особенно в местах примыкания завитушек к диагоналям:
из вот такого контура


делаю вот такой.

А между тем знаковый состав уже, как я надеюсь, для этого шрифта полон, так что можно ещё раз сказать о будущих стилистических возможностях и показать наконец все кириллические завитушки.

Последующие четыре картинки делались для лекции 30 апреля.

1. Как и было обещано, в шрифте много росчерков.

2. Кроме того, будет стилистический сет, позволяющий имитировать в латинице стилистику, похожую на ар деко, а в кириллице — на советские таблички с вычерченными по циркулю и линейке буквами.

3. Ещё один стилистический сет отсылает нас в прошлое — он будет содержать старомодные формы некоторых знаков (употреблять их все вместе может быть опасно, т. к. они всё-таки относятся к разным историческим периодам).

4. В капительных знаках будут те же стилистические сеты, что и в прописных (т. е. росчерков не будет, а альтернативные формы будут), благодаря этому можно будет делать надписи в разной стилистике, комбинируя прописные и капитель.

В строчных знаках стилистические альтернативы тоже будут, но в минимальном количестве.
Кроме алфавитных и околоалфавитных знаков, я по некотором размышлении нарисовала несколько значков: стрелки, указующие персты (в разных стилистиках), карточные масти — в общем, на картинке видно.

Стрелки меняют насыщенность в зависимости от начертания, остальные значки остаются как есть.


А вот и полный (за исключением пары знаков, уже дорисованных) состав кириллических завитушек.

Самые внимательные зрители могут заметить ещё слишком тонкую диагональ в альтернативной И, но это тоже уже исправлено.

И как-то так это смотрится вместе.

Очень надеюсь, что у пользователей шрифта хватит выдержки не использовать все завитушки сразу: это действительно страшная вещь! 😉

После того, как в очередном начертании правится контур, я передаю его в технический отдел.
Когда отдам все — мне останется два этапа работы: сделать кернинг (об этом в следующей серии) и продумать структуру стилистических сетов и контекстных замен.

 

 

Реалити-шоу. Шестнадцатая серия: руководство по эксплуатации

9 июня 2011 года


Сейчас в очередной раз начнётся самое интересное:)

Но сначала я хотела бы по следам комментариев к прошлой серии сказать пару слов в защиту разных финтифлюшек.

Вот люди пишут: зачем делать эти излишества (большой знаковый состав, большое количество начертаний), которые нужны не больше чем десяти человекам, когда в то же время можно было сделать ещё один шрифт? Я, если честно, в этом вижу такой подтекст: аааа, шрифтов мало, шрифтов не хватает, а вы, горе-шрифтовики, фигнёй тут страдаете!

Шрифтов мало, да. Особенно по сравнению с количеством шрифтов с латиницей и без кириллицы.

Только вот активно используется — сравнительно небольшая часть. Большинство свежих тиражных шрифтов можно охарактеризовать гребенщиковской фразой «я ушёл от закона, но так и не дошёл до любви» — в мелком тексте по «текстовости» до любимых и используемых всеми Свифта и Чартера они не дотягивают, а в крупном (реально крупном) выглядят излишне дубовыми, неконтрастными и разряженными.

Мелкокегельных шрифтов — почти нет.

Крупнокегельных шрифтов (именно тиражных, арт-директора крупных журналов могут многое себе позволить, но это и останется в рамках издания) — почти нет.

Шрифтов, сильно развитых по начертаниям и позволяющих за счёт этого более-менее тонко регулировать насыщенность и ёмкость набора — много ли можно назвать? А, между прочим, Мириад и Гелиос все так любят «потому что много начертаний»…

А шрифтов, опять-таки тиражных, в которых есть ещё какие-то дополнительные типографические возможности (помимо капители и минускульных цифр, хотя их, кстати, тоже довольно мало) — сколько в кириллическом пространстве? Каллиграфических, например, шрифтов, в которых не механическое по одному глифу на знак, а контекстно-зависимые варианты, много ли? А некаллиграфических?

Я каждый день хожу по шрифтовым сайтам (некириллическим, главным образом) и пытаюсь отслеживать тенденции, и вот что мне кажется: нашу шрифтовую культуру надо развивать не только вширь (в смысле увеличения количества шрифтов), но и вглубь, в сторону увеличения возможностей шрифта. А пользователей надо приучать к тому, что в шрифте может быть не только два алфавита и один комплект цифр в начертаниях нормальном-курсивном-полужирном, и использоваться он может не только в диапазоне от 12-го до 36-го кегля.

Типографические возможности надо популяризировать, как мне кажется. Даже если эти возможности выражаются в том числе в финтифлюшках.

Ну так вот, к самому интересному.

Самое интересное: по аккаунтам тех, кто предзаказал шрифт, разложена бета-версия первого начертания!

И её можно (и нужно) оттуда скачивать и тестировать, потому что пока ещё мы можем вносить в шрифт изменения.

Сразу предупреждаю: кернинга в этом начертании ещё нет (кернинг в процессе, про него будет отдельная серия), и ОТ-фичи написаны ещё не все. Но для начала надо выяснить, насколько удобны и понятны имеющиеся, а для этого и нужна ваша, дорогие читатели, бета-тестерская помощь.

Примеры и картинки работы шрифта я собирала в ИнДизайне, если кто-то сможет показать, как всё это работает (и что из этого работает) в других приложениях — будет здорово.
Инструкция по применению, соответственно, тоже приводится для ИнД.

В некоторых (очень немногих) случаях замены знаков работают не совсем так, как на картинке, не пугайтесь — это идёт отладка…

Итак, начинаем.

Во-первых, в шрифте работает очевидное — минускульные цифры

и капитель, которая вызывается как через меню OpenType, так и с помощью кнопки Small Caps (с помощью кнопки капитель делается из строчных букв, с помощью меню — из любых).

Подстановка альтернативных знаков происходит с помощью вызова стилистических сетов:

Пока их работает девять, но будет больше.
Разные сеты включают разное количество знаков и могут свободно комбинироваться между собой.

Можно выделить два глобальных сета для прописных знаков и капители, два локальных сета для них же и несколько сетов, меняющих один-два знака в строчном наборе (чтобы можно было включить именно те формы и в тех сочетаниях, которые нужны, а не всё разом).
Если двигаться по порядку, то первые два стилистических сета и есть глобальные.

Предположим, что базовый комплект знаков выглядит вот так (собственно, именно так он и выглядит):

Стилистический сет 1 заставляет прописные, капительные и некоторые другие знаки выглядеть более витиевато и старомодно:

Стилистический сет 2 ближе к ар деко и советским табличкам:

Следующие два сета действуют на начальные (третий) и концевые формы некоторых знаков, поэтому в примере буквы отбиты друг от друга пробелами.

Стилистический сет 3 меняет формы треугольных букв на начальные,

а стилистический сет 4 — на конечные.

Оставшиеся пять сетов касаются формы строчных знаков.

Стилистический сет 5 заменяет формы k, ж, к, я на более мягкие и может комбинироваться, например, с сетом 1, применённым к прописным знакам.

Стилистический сет 6 заменяет двухчастную форму буквы, а на одночастную (круглую),

а стилистический сет 7 делает то же самое с буквой g, поэтому довольно логично использовать их вместе (хотя я теоретически могу представить ситуацию, в которой вместе они как раз не очень нужны).

Стилистический сет 8 заменяет латинскую l с крючком снизу на «просто палочку» и, в принципе, тоже неплохо сочетается с предыдущими двумя (а все они — со стилистическим сетом 2 в прописных).

И стилистический сет 9 нужен для тех, кому зачем-то понадобятся треугольные Л и л.

Треугольные Д я делать всё-таки не стала…

А теперь — завитушки!

Пока что запрограммирован только самый скромный вариант, предположительно в готовой версии шрифта будут ещё два более кудрявых варианта.

Как несложно догадаться, завитушки вызываются с помощью фичи Swash в меню OpenType.

Поскольку они могут срабатывать по-разному, когда буква находится в начале, конце или середине слова, я набрала все буквы по три раза через пробел, чтобы просмотреть все возможные случаи.

В базовом комплекте знаков своши должны работать вот так:

При включенном стилистическом сете 1 вот так:

При включенном стилистическом сете 2 вот так:

При включенном стилистическом сете 3 вот так:

И при включенном стилистическом сете 4 вот так:

Все те знаки, которые не вызываются (или пока не вызываются) с помощью меню OpenType, доступны с палитры Glyphs.

А вот теперь жду замечаний и наблюдений…

 

 

Реалити-шоу. Семнадцатая серия: это страшное слово — кернинг

1 августа 2011 года


Скажу сразу: сегодня же появится последняя серия, но, поскольку меня загрызла совесть, про кернинг я решила всё же написать.

Заодно прошу прощения за долгое молчание; работа в это время не стояла на месте, но вот описывать её руки никак не доходили…

Итак, кернинг. Как известно, любой, кто хочет произвести впечатление знатока типографики, первым делом выучивает это волшебное слово и начинает смущать всех окружающих замечаниями типа «Ну, кернинг, конечно, так себе…»

Если же говорить серьёзно, то кернинг — это корректировка расстояний между знаками в тех случаях, когда равномерности межбуквенных белых нельзя добиться с помощью грамотно расставленных апрошей.

То есть как бы идеально мы их ни расставили, в слове ГДЕ, если хорошо присмотреться, гарантированно будет дырка между Г и Д, а в слове ТАК — между Т и А. В этих-то случаях и нужен кернинг. Надо, кстати, сказать, что бывают профессионально спроектированные шрифты и вовсе без кернинга, особенно экранные (например, Georgia — и прекрасно работает). И поддерживают его далеко не все приложения.

Так что, с одной стороны, кернинг кернингом, а чем его меньше, тем лучше (т. е. при расстановке апрошей лучше лишний раз подумать и тем самым избавиться от пары сотен кернинговых пар), но, с другой стороны, в профессионально сделанном шрифте кернинг должен быть, работать и по возможности не заставлять пользователя править (кроме совсем особых случаев) межбуквенные расстояния руками.

К счастью для шрифтовых дизайнеров, кернить все буквы со всеми буквами совершенно нет необходимости. Случаи, требующие корректировки, обычно более-менее очевидны (особенно если смотреть внимательно), да ещё и существует такая замечательная вещь, как классовый кернинг, позволяющая автоматически перенести нужные значения с одного знака на другие, подобные ему по форме.

На следующих двух картинках некоторые ячейки подчёркнуты коротенькой красной линией. Это и есть классообразующие знаки.

Возможно, кто-то спросит: а зачем кернинг точке или дефису?
Но вспомните, что получается, когда, скажем, в прямой речи тире встречается с запятой,- вот так. В таком случае, чтобы не было дырки, кернинг более чем уместен.

А вот так (как на двух картинках ниже) выглядит окно редактирования кернинговых классов: слева длинный список этих самых классов (галочки напротив названия обозначают, касается ли класс левого полуапроша, правого или обоих), справа сверху табличка в картинках и справа снизу список знаков, входящих в класс, в виде текста.

Кернинговые классы можно импортировать из одного шрифтового файла в другой, так что достаточно один раз сделать себе хорошую основу, а потом слегка, в случае необходимости, модифицировать под конкретный шрифт.

Для Цирцеи менять пришлось довольно много, потому что нужно было разместить частично в старых, частично в новых классах альтернативные знаки, и во многих случаях — разбить существовавший двусторонний класс для симметричного знака (типа, А или Т) на левый и правый.

Кроме грамотно составленных кернинговых классов, нужны ещё согласованные с ними кернинговые тексты.

Для Circe я брала тексты, оставшиеся от ПТ Санса, и довольно много их подгоняла. В результате в папке «кернинг» появилась вот такая папка со специальными для этого шрифта кернинговыми текстами.

Текст для прописных знаков разбит на три части, потому что он получился очень длинным и ФонтЛаб отказывался с ним корректно работать. Как видно из названий файлов, тут есть отдельные тексты для кернинга прописных знаков с прописными, прописных со строчными, прописных с капителью, строчных со строчными, пунктуации и исключений из классов.

Я не очень мудрствовала при составлении текстов, так что выглядят они примерно так:

два знака с потенциально корректируемым расстоянием между ними в рамке из знаков с вертикальными штрихами.

Важно в этом тексте то, что пары с одинаковыми значениями идут сразу друг за другом, чтобы не приходилось, например, дойдя до АТ в кириллице, мучительно вспоминать, какое там было значение в латинице.

С помощью специальной кнопки в правой части окна Preview/Metrics текстовые файлы импортируется в ФЛ.

И остаётся только пройтись по ним от начала до конца (если мы имеем дело с ММ-файлом — то два раза, на одной стороне оси и на другой).

Самый последний штрих — исключения из классов, то есть те случаи, когда значение кернинга знаков внутри класса не совпадает с классообразующим.

После всех этих мучений работу дизайнера можно считать уже совсем оконченной, но как раз об этом — в следующей серии)

 

 

Реалити-шоу. Восемнадцатая серия, последняя

2 августа 2011 года


Дорогие зрители-читатели!

Ещё раз спасибо вам за участие в процессе и за долготерпение 🙂

Как выяснилось, большой и нестандартный (там в итоге больше 2500 глифов на начертание, для меня это пока рекорд) знаковый состав долго не только разрабатывать, но и технически обрабатывать тоже, даже когда этим занимается не один дизайнер, а целая команда технических специалистов. В самый последний момент мог всплыть какой-нибудь логичный, но недостающий знак, OpenType-фичи переписывались раз десять, файлы перестраивались и перенастраивались и т. п.

Но, так или иначе, шрифт закончен. Мы его тестировали как могли, так что серьёзных проблем остаться не должно было, но если вы заметите что-то подозрительное — пишите, в случае необходимости к концу года будет выпущена исправленная версия.

 

За десятилетие Цирцея успела обзавестись курсивными начертаниями. Здесь вы можете ознакомиться инструкцией к современной версии Circe. У нее появилась брусковая компаньонка — Circe Slab, которая уже успела стать популярной и получить награду Red Dot Awards 2020. А еще скоро выйдет крупнокегельная акцидентная Circe Contrast. Впрочем, с её бета-версией вы уже можете ознакомиться в нашей лаборатории.

Шрифтовая система Сбера

Для ребрендинга Сбербанка мы в Паратайпе сделали шрифтовую систему. «Мы» — это четыре дизайнера и шесть технологов, в системе сорок восемь шрифтов, а работа заняла почти два года.

Зачем нужен шрифт?

Если представить себе брендинг как айсберг, то в его видимой части будет логотип, знак и фирменный цвет. Но весь айсберг, то есть брендинг — это не только самая очевидная часть, но и сложная система. В неё входят и стратегия, и ценности, и принципы, и общая визуальная логика, и стиль изображений и графических элементов, и типографика — комплект шрифтов и система их использования.

Шрифт традиционно находится в нижней, невидимой части айсберга. Пользователи замечают шрифт или задумываются о нём реже всего, хотя он пронизывает всю дизайн-систему. На самом деле мы видим шрифт постоянно, но обычно не обращаем на него внимания. При этом выбор и характер шрифта влияет на восприятие информации и о многом говорит на подсознательном уровне.

Поэтому о выборе шрифта лучше всего думать в самом начале проекта, особенно если проект большой и сложный. Замена шрифта в уже сложившейся системе — очень неприятная процедура, потому что, как правило, у разных шрифтов разные пропорции, и при смене шрифта приходится проверять и переделывать все текстовые блоки.

Наверное, все существующие шрифты можно распределить по воображаемой оси функциональности. На одном её полюсе окажутся максимально незаметные шрифты, предназначенные только для передачи информации и не отвлекающие внимание на себя. А на другом — самые яркие, основная цель которых заключается в выразительности и привлечении внимания, пусть даже в ущерб читаемости.

Шрифт может работать как голос бренда. Если у шрифта достаточно яркий характер и при этом он не встречается на каждом углу, то только по шрифту, без изображений и характерного цветового решения, можно интуитивно узнать источник сообщения. Когда характер выбран удачно и подходит бренду, использование такого шрифта будет усиливать сообщение и придавать ему дополнительную глубину.

Говоря о дизайн-системе в рамках брендинга, мы рассматриваем шрифт одновременно и как инструмент для передачи информации, и как голос бренда. Можно предположить, что для информационных целей лучше подойдёт незаметная, но качественная «рабочая лошадка», а для роли голоса — более яркий и выразительный шрифт.

В наши дни тексты для чтения становятся всё короче и короче. Более короткий текст легко прочитать, даже если он набран не совсем незаметным шрифтом. Поэтому сейчас мы можем наблюдать в типографике, связанной с брендингом, сдвиг в сторону шрифтов с более ярким характером. Выразительность зачастую становится важнее удобочитаемости.

Сбер — огромная система, охватывающая множество людей и очень разные сценарии. Поэтому при разработке дизайн-системы и системы шрифтов нужно было учесть все возможные способы взаимодействия пользователей, банка и шрифта. Так в техническом задании появилось разделение по типу использования: максимально спокойные и читаемые шрифты для передачи информации и шрифты с заметным характером для большей узнаваемости.

Структура шрифтовой системы

Шрифтовая система Сбера состоит из четырёх основных групп. SB Sans Text — функциональные шрифты без засечек для передачи информации, с вариантами для интерфейсов, кода и банкоматов. SB Sans Display — шрифты без засечек с более ярким характером, которые активно участвуют в создании визуальной среды банка. SB Serif Text — шрифты с засечками для продолжительного чтения, например, с бумаги. SB Serif Display — шрифты с засечками для использования в крупном кегле, с более выраженным характером.

Что значит «более выраженный характер» и какой он? Во-первых, сдержанный, лаконичный и благородный. На воображаемой оси от самых незаметных до самых безумных шрифтов он не заходит слишком далеко, но и не прячется в тени. Во-вторых, современный и технологичный — без следования «быстрым» трендам, но этот шрифт сделан именно в наши дни, а не десять лет назад, и это заметно. В-третьих, дружелюбный — при всей лаконичности и технологичности шрифт остаётся открытым и не становится холодно-отстранённым.

Состав шрифтовой системы Сбербанка может с первого взгляда показаться довольно сложным, но это логичная структура.

SB Serif Text и SB Serif Display — шрифты с засечками (антиквы) для более мелкого и более крупного текста. Они достаточно близки друг к другу по рисунку, т. к. шрифт с засечками сам по себе более характерный, чем без засечек. Для усиления характера достаточно сделать шрифт более резким и контрастным и немного изменить пропорции. Самая запоминающаяся деталь SB Serif — верхняя часть буквы «а» без общепринятой капли. Так шрифт выглядит более острым и лаконичным и становится ещё ближе по характеру к остальным начертаниям.

Часть шрифтовой системы без засечек имеет более сложное устройство.

Во-первых, SB Sans делится на более спокойную линейку SB Sans Text для мелкого текста и более яркую SB Sans Display для крупных, заметных сообщений. У этих шрифтов довольно много общего, но есть и важные различия. Кроме своих прямых обязанностей — передачи коротких сообщений с нужной интонацией — SB Sans Display служит ещё и связующим звеном между логотипом банка и текстовым шрифтом. Поэтому он сочетает открытость и гуманизм с геометричностью.

Во-вторых, линейка SB Sans Text тоже делится на части. Две основные — это собственно текстовые начертания, предназначенные в первую очередь для чтения с экрана, и более компактные интерфейсные для пунктов меню и других элементов, где важна длина строки.

Существует набор известных параметров, которые нужны, чтобы шрифт хорошо работал на экране в мелком размере. Это простой рисунок знаков, высокие строчные, короткие выносные элементы, увеличенные расстояния между буквами. Есть только один вопрос, требующий волевого решения: ширина знаков. С одной стороны, чем шире шрифт, тем легче он читается, особенно в тяжёлых условиях (очень мелко, очень далеко, мало времени на чтение и т. д.). С другой стороны, в интерфейсе есть множество случаев, когда длина слова или строки критична.

Лучшее решение этого вопроса первыми нашли дизайнеры Apple. Шрифт San Francisco, который с 2015 года используется во всех их продуктах, делится на две основные части: более широкую для набора текстов и более узкую для элементов интерфейса.

Мы пошли по тому же пути, но ещё дальше. Если нужно разделить в шрифте интерфейсную и текстовую линейки, то мы делаем интерфейсные начертания не только более узкими, но и униширинными (uniwidth): при изменении жирности шрифта длина каждого слова, строки и текста в целом остаётся неизменной. Эта практика началась со шрифтов Golos UI и PT Root UI, и с опытом их применения постепенно становится стандартом, по крайней мере, в нашей стране.

В шрифтовой системе Сбербанка мы тоже использовали в интерфейсных шрифтах фиксированную длину строки. Таким образом, разница между текстовой и интерфейсной линейкой становится заметнее с увеличением жирности шрифта: текстовые шрифты пропорционально расширяются, чтобы увеличить удобочитаемость, а интерфейсные остаются на месте, чтобы сохранить длину строки.

Кроме интерфейсной подсистемы, в состав линейки SB Sans Text входят четыре моноширинных шрифта, специальный адаптированный шрифт для банкоматов, узкие и капительные начертания.

Но, конечно, самый важный вопрос в использовании дизайн-системы и шрифта как её элемента — это удобство пользователя. Если рабочий шрифт не бросается в глаза, значит, он выполняет свою функцию так, как задумано.

На самом деле сейчас, когда вы читаете этот текст, новая дизайн-система и новые шрифты Сбербанка уже несколько месяцев работают на сайте Сбербанк Онлайн. И, кажется, никто их не заметил?

Дизайнеры:
Александра Королькова, Александр Любовенко, Виталий Кузьмин, Изабелла Чаева

Технологическая обработка, PS-хинтовка и ТТ-инструктирование:
Галина Кунарёва, Зинаида Кузнецова, Ольга Крылова

Технологическое сопровождение и построение:
Константин Кунарёв

Технологический аудит:
Борис Левин

Координация проекта:
Геннадий Фридман

Гарнитура Египетская Лемана

Описание

Шрифт выпущен 6 сентября 2018 года.

Шрифтовая гарнитура Lehmann Egyptian (Египетская Лемана) — три начертания, разработанные на основе рисунков дореволюционных шрифтов словолитных заведений Лемана и Бертольда в Санкт-Петербурге. Этот шрифт, вместе с Standard Poster, Elizabeth, New Standard, Black Grotesk, Reforma Grotesk, Romanovsky, Lehmann — часть большого проекта Паратайп по реконструкции шрифтов словолитни Лемана. Гарнитура Египетская — это сверхузкие брусковые шрифты разной насыщенности, объединённые из-за общего сходства в рисунке. В каждом начертании, дизайн отдельных знаков имеет свои индивидуальные особенности.


Генеалогию Египетской гарнитуры Лемана можно проследить от Шотландской антиквы (Scotch Roman, 1812 год), словолитни Miller & Richard. Шотландская антиква отличалась от прочих антикв нового стиля ещё более закрытыми апертурами, массивными каплевидными элементами, ряд букв имел острые, шпорообразные засечки, а R, a, t имели «хищные» вертикальные окончания штрихов.

Scotch Modern Regular Ника Шинна — современная интерпретация оригинальной шотландской антиквы. Важные особенности шрифта — равноширинные пропорции, закрытые апертуры, острые шпоры и разворот хвостов R, а и t на 180 градусов.

 

В 1815 году английский словолитчик Винсент Фиггинс выпускает один из первых мире брусковых шрифтов под названием Antique. Изначально этот шрифт содержал только прописные буквы и цифры, а их скелетный рисунок был во многом основан Scotch Roman. В 1823 году Фиггинс добавил к нему строчные буквы:

Брусковый шрифт Antique Винсента Фиггинса, 1823г.

 

В середине ХIX века в Европе, Америке и России появляется множество брусковых шрифтов, в том числе и узких. Некоторые из них были конструктивно основаны на антикве нового стиля Дидо, другие же — на шотландской антикве, наследуя почти все её характерные особенности.

«Плотный Египетский», Словолитня Леман, Санкт-Петербург, вторая половина XIX в.

 

Во второй половине XIX века такой шрифт, под названием «Плотный Египетский», отливают в словолитных заведениях Лемана и Бертольда в Санкт-Петербурге. Шрифт благополучно переживает Октябрьскую революцию, попадая в уже советские каталоги шрифтов.

Узкий Египетский шрифт, кегль 48. Каталог первых лет Советской власти, 1920-е. Интересная особенность крупного кегля — усеченные штрихи у прописных К и Ж

 

Египетский жирный. Каталог первых лет Советской власти, 1920-е

 

Гарнитура №7, кегль 48. Каталог ручных и машинных шрифтов, Москва, 1965г.

 

Современная версия Египетской Лемана имеет яркий, энергичный характер, сверхсжатые пропорции. Эта брусковая гарнитура отлично работает в паре со шрифтом Reforma Grotesk. Предназначенные, в основном для акциденции, шрифты отлично подойдут и для набора небольших по объему текстов. Полезное дополнение к знаковому составу — стилистический набор исторических форм.

Стандартный набор знаков

Stylistic Alternates, а также Stylistic set 01

Stylistic set 02

 

Первые версии шрифта, подготовленные Альбертом Капитоновым (при участии Дмитрия Кирсанова), появились в период активных реконструкций шрифтов Лемана. В 2009 году шрифт смотрел Владимир Ефимов и давал свои комментарии. Впоследствии авторы вернулись к проекту, в результате чего эти 3 начертания и увидели свет в 2018 году.

Галерея






Авторы

Дмитрий Голуб

Графический и шрифтовой дизайнер, преподаватель. Дизайнер в Паратайпе. Основатель и руководитель bolditalic.type.school — школы шрифтового дизайна. Автор альтернативных схем миланского и римского метро. Работал в дизайн-студиях и рекламных агентствах, преподавал в Институте бизнеса и дизайна. Выступал в Высшей Школе Брендинга, на выставке EXPO2015, конференции ATypI, G8 и Дизайн-выходных. Член отборочного комитета «Современной кириллицы 2019» и оргкомитета «Современной кириллицы 2021». Магистр графического дизайна.

В магазин

Circe Slab

Описание

Первая версия шрифта была опубликована в декабре 2018 года.

Великолепное созвездие Circe Slab — призёр Red Dot awards 2020 и золотой призёр Granshan 2019! Долгожданная брусковая версия популярного шрифта Circe — Circe Slab дает новые возможности современному дизайнеру, вооружая его широким и нелинейным диапазоном начертаний, различающихся по насыщенности и контрастности.

В Circe Slab три регулярных начертания — от полностью неконтрастного геометрического до почти антиквенного контрастного. Кроме того, все версии начертаний Light, Regular и Medium имеют зауженные версии. Фактически гарнитура содержит три разных шрифтовых подсемейства с разной степенью контраста: Circe Slab, А, Circe Slab B и Circe Slab C.
Регулярные начертания Circe Slab хорошо работают в тексте, а самые светлые и жирные — в крупном кегле в заголовках, рекламе, упаковке.

Неконтрастная линейка, А — традиционные брусковые шрифты, по стилю примерно посередине спектра «от Clarendon до Rockwell». Circe Slab A подходит как для небольших текстов, так и для заголовков и крупной акциденции.

Средняя линейка B — текстовая брусковая гарнитура с небольшим контрастом. При этом, если набрать текст Circe Slab B кеглем 10–14 пунктов, шрифт будет выглядеть брусковым, а при 7–9 пунктах — малоконтрастной антиквой.

Circe Slab C — самая элегантная из всех, контрастная линейка шрифтов. Эффектнее всего она работает в кеглях от текстового к крупному. Линейка С — это та самая мифическая геометрическая антиква, о которой спрашивают студенты-дизайнеры, изучающие шрифтовую классификацию.

Работа над шрифтом началась в 2014 году. Тогда на основе гротеска Circe был начат неконтрастный брусковый шрифт и изначально были запланированы 6 начертаний. Но в процессе работы стало понятно, что в жирном начертании без контраста кокетливость Circe превращается в «спортивный стиль», а исходный характер важно было сохранить. Так после нескольких итераций вместо добавления капель и засечек к Circe Extrabold появилось совершенно новое начертание — Circe Slab Black, с заметным контрастом.

В этот момент Александра переключилась на новый шрифтовой редактор — Fontlab VI, с его новой парадигмой работы с вариативностью шрифта. Контраст самого жирного начертания и эксперименты с интерполяцией навели на мысль о развитии гарнитуры ещё и по оси контраста. Он оказался той самой нужной приправой, чтобы современная, актуальная и харáктерная Circe Slab увидела свет.

Обратите внимание на дополнительные функциональные наборы Circe Slab Text Mini (всё, что нужно для набора текста) и Circe Slab Packaging Mini (боевой набор дизайнера упаковки).

Шрифт разработан Александрой Корольковой при участии Олексы Волочая и выпущен компанией Паратайп в 2018 году.

Но уже в момент выпуска шрифта в конце 2018 года было понятно, что для полного завершения этого проекта нужны курсивы. Просто геометрический брусковый шрифт мог бы без них обойтись, но тому синтезу брускового шрифта и антиквы, которым является Circe Slab, курсивы придают завершённость.

Поэтому в течение 2019–2020 года мы нарисовали и в начале 2021 года выпустили курсивы ко всем основным начертаниям Circe Slab. В них такой же объёмный знаковый состав с альтернативными знаками, капителью, разными видами цифр и т.п., и, естественно, это настоящие курсивы, а не наклонные начертания. Они в меру широкие, очень изящные, легко читаются и прекрасно работают как в текстовых, так и в очень крупных кеглях.

Над курсивами Circe Slab работали Александра Королькова, Мария Харламова и Александр Любовенко.

Картинки

Авторы

Дмитрий Голуб

Графический и шрифтовой дизайнер, преподаватель. Дизайнер в Паратайпе. Основатель и руководитель bolditalic.type.school — школы шрифтового дизайна. Автор альтернативных схем миланского и римского метро. Работал в дизайн-студиях и рекламных агентствах, преподавал в Институте бизнеса и дизайна. Выступал в Высшей Школе Брендинга, на выставке EXPO2015, конференции ATypI, G8 и Дизайн-выходных. Член отборочного комитета «Современной кириллицы 2019» и оргкомитета «Современной кириллицы 2021». Магистр графического дизайна.

В магазин

Fact

Описание

Первая версия шрифта была опубликована осенью 2018 года.

Встречайте прекрасную шрифтовую супергарнитуру, призёра Red Dot awards 2020 и бронзового призёра Granshan 2019. Это Факт! Швейцарский армейский нож в мире открытых кириллических гротесков. В арсенале гарнитуры — огромный спектр начертаний от Thin до Black и от Compressed до Expanded. Шрифт — это голос графического дизайна, а Fact — настоящий универсальный труженик, умеющий говорить как спокойным ровным тоном, так и быстро сообщать важное и даже выкрикивать лозунги и манифесты. Fact прекрасно работает и в тексте, и в рекламе, и в интерфейсах, отлично подходит в качестве шрифта для фирменной айдентики.

За счёт своих открытых апертур Факт читается в тексте гораздо быстрее, чем закрытые гротески. Шрифт в меру нейтрален и дружелюбен в средних по плотности начертаниях, чему способствуют простые, ясные формы букв и круглые точки.


Но если требуется, он может быть и более строгим, с квадратными точками, которые объединены в отдельный стилистический сет:

А самое интересное начинается при изменении ширины или насыщенности — шрифт начинает раскрывать свою яркую индивидуальность и выразительность, полуовалы и дуги наполняются энергией заведённого пружинного механизма.

Факт поддерживает большое количество языков мира, в набор символов включены расширенная латиница, стандартная и расширенная кириллица, знаки валют, четыре набора цифр: минускульные и маюскульные (по умолчанию), табличные и пропорциональные (по умолчанию).

Работа над шрифтом началась с желания расширить популярную гарнитуру FreeSet, дополнив её некоторыми начертаниями. Суперсемейство Fact — это современное переосмысление гротеска FreeSet и его прообраза — бессмертного шрифта Frutiger. В процессе работы над расширением семейства, дизайнеры актуализировали его облик, сделав регулярное начертание максимально логичным и современным. В итоге изменения оказались настолько обширными, что пластически это был уже новый шрифт. И это факт.

История прообраза — оригинального шрифта Frutiger — не менее интересна. В 1968 году Адриан Фрутигер, уже достаточно известный дизайнер шрифта, получил заказ на разработку системы навигации и знаков для нового тогда парижского аэропорта Шарль-де-Голль. Несмотря на большой успех его же гарнитуры Univers, Фрутигер решил разработать новый шрифт, специально спроектировав его для комфортного и быстрого распознавания и чтения с различных расстояний и углов обзора. В частности, именно для этих целей в шрифте были спроектированы так