Воспоминания об отделе наборных шрифтов НИИ Полиграфмаша

Впервые опубликовано в журнале De(-)фис в 1996г (первая часть статьи в номере 1).

В настоящее время в нашей стране в связи со структурной перестройкой в промышленности и экономике перестал существовать Отдел наборных шрифтов НИИ Полиграфмаша, деятельность которого за все годы его работы способствовала развитию отечественного типографского и издательского дела.

Необходимо вспомнить становление ОНШ, как государственного центра проектирования шрифтов в 30-е и послевоенные годы, когда нужно было восстановить и упорядочить шрифтовое хозяйство, а затем обеспечить шрифтами для печатных изданий все республики и народы многонационального СССР. Следует отметить заслуги ОНШ в отечественном проектировании рисунков наборных шрифтов, внедрении их в типографскую практику и налаживании производственных процессов по освоению производства шрифтов на заводах полиграфического машиностроения и шрифтолитейных заводах.

Общими усилиями ОНШ и заводов, производящих шрифтовую продукцию, наша страна не только освободилась от импорта шрифтов и матриц, но и сама стала экспортером.

Художники отдела участвовали в международных конкурсах по созданию новых рисунков типографских шрифтов, и работа отдела проходила в тесном творческом содружестве с художниками-графиками МОСХа — мастерами книжного оформления и искусства шрифта.

Деятельность ОНШ позволила на протяжении более полувека обеспечивать издательства и типографии СССР наборными шрифтами вначале для ручного, потом для строкоотливного и буквоотливного способов машинного набора, потом для фотонабора первого и последующих поколений, и в самом конце своей работы — шрифтами для лазерных принтеров и настольных издательских систем.

Зарождение русского гражданского шрифта и развитие типографского дела в России

Письменность возникла на Руси в IX веке. Древнерусские летописцы, отражая в своих рукописных трудах события древних времен, создавали рисунки шрифтов, которые служили основой для шрифта первопечатных книг Ивана Федорова.

В начале XVIII века Петром I была проведена реформа русской письменности. На основе латинского шрифта антиква и кириллического печатного полуустава после многих поисков графического решения был создан русский гражданский шрифт. Первые пуансоны и матрицы нового шрифта были изготовлены в Голландии, в Амстердаме, где печатались русские книги. Затем в Москве и Петербурге были созданы типографии для печати новым шрифтом, который нарезали и отливали в Москве мастера М. Ефремов, Г. Александров и В. Петров. Новым гражданским шрифтом при Петре I было напечатано около 400 книг различного содержания, в том числе труды по математике, военному делу, архитектуре, первые русские газеты и др.

В послепетровское время школой русских граверов разрабатывались новые рисунки типографских шрифтов Терция антиква, Миттель антиква, Цицеро антиква, Курсив парагон. Во второй половине XVIII века по настоянию М. В. Ломоносова при Московском Университете открылась типография и до конца века было выпущено 2100 изданий. С конца XVIII века в России появились и получили широкое распространение типографские шрифты парижской фирмы Дидо, отличавшиеся строгостью построения и резким контрастом в штрихах. После указа Екатерины II 1783 года о разрешении открывать частные типографии в Петербурге и в Москве их появилось около 40.
В XIX веке искусство книгопечатания в типографиях Селивановского, Плюшара, Семена достигло высокого качества. Они использовали шрифты фирмы Дидо и расширили ассортимент шрифтового хозяйства, применяя декоративные, титульные шрифты, орнаменты и политипажи.

С конца XIX и начала XX веков в России существовали крупные типографские и издательские фирмы Глазунова, Вольфа, Суворина, Сытина, Кушнарева и др. В основном типографии пользовались словолитной продукцией из-за рубежа, главным образом из Германии. Фирмы Лемана и Бертгольда имели свои филиалы в Петербурге и Москве и поставляли типографские шрифты типа Модерн, Медиеваль, Эльзевир. Шрифт фирмы Бертгольд Латинский после модернизации существует под названием Литературная гарнитура.

Развитию книжной графики в начале XX века способствовала деятельность группы художников, объединившихся вокруг журнала «Мир искусств» (А. Н. Бенуа, Е. Е. Лансере, И. Я. Билибин и др.). По инициативе А. Н. Бенуа был разработан рисунок шрифта, получивший название Елизаветинский. После модернизации и перевода на машинный набор он существует и в настоящее время. Фирма Бертгольд по заказу типографии Академии Наук изготовила шрифт, отражающий графику русского гражданского шрифта XVIII века —современный Академический шрифт.

В России с начала XX века печатались книги различного направления и содержания от дешевых изданий издательства «Посредник» до высокохудожественных богато иллюстрированных книг по искусству издательства Р. Голике и А. Вильборг. Если в конце XIX века Россия по производству книг занимала 3-е место в мире, то к 1913 году она уже переместилась на 2-е место после Германии.

В дореволюционной России было 2668 полиграфических предприятий с числом рабочих около 100 тысяч. Наравне с крупными типографиями в Петербурге, Москве и Киеве по всей стране существовало множество мелких.

Послереволюционное развитие типографского дела и шрифтового хозяйства в России

В первые годы после революции 1917 года в нашей стране на государственном уровне были начаты многие существенные мероприятия в области культуры, просвещения и издательской деятельности. Была проведена реформа правописания, которая заключалась в упрощении русской орфографии, система письма стала более правильно отражать современный русский литературный язык.

В 30-е годы встала задача создания новых национальных алфавитов для многих народов нашей страны (некоторые не имели своей письменности). Заодно отменили арабскую письменность в Средней Азии, на Северном Кавказе и в Поволжье, заменив ее на латиницу. К концу 30-х годов большинство национальных алфавитов было переведено на русскую графическую основу. Латинскую графическую основу сохранили алфавиты стран присоединенной Прибалтики (Латвия, Литва, Эстония) и Карельская АССР. Кроме того, свою собственную форму алфавита сохранили Армения и Грузия.

В 1918 году Полиграфический отдел ВСНХ РСФСР провел национализацию крупных и средних предприятий полиграфии с целью концентрации производства. Началось восстановление шрифтового хозяйства. Во многих типографиях было множество устаревших, некомплектных и морально устаревших шрифтов.

Для ограничения и упорядочения шрифтового ассортимента в 1927 году был издан первый каталог шрифтов треста «Полиграф».

В том же году Полиграфический комитет ВСНХ РСФСР образовал комиссию в составе крупнейших специалистов в области искусства книги и шрифта — В. Я. Адарюкова, М. А. Доброва, Н. И. Пискарева, А. А. Сидорова, М. И. Щелкунова — по выработке первого стандарта шрифтов. Он был создан в 1930 году. Первый стандарт (ОСТ 1337) упорядочив шрифтовое хозяйство, разгрузил его от разностильных случайных шрифтов, сберег цветные металлы, ввел в типографскую практику новые шрифты для повышения качества оформления печатных изданий. Стандарт включал 14 гарнитур ручного набора (31 начертание).
В конце 20-х годов был организован Госиздат и ряд других общественных и кооперативных издательств, а в 1930 году большинство издательств объединилось в ОГИЗ (объединение государственных издательств) и были образованы крупные типизированные издательства (Учпедгиз, ГИХЛ, Изогиз, Сельхозгиз и др.). Развитие издательской деятельности в СССР способствовало росту типографского дела и развитию и улучшению шрифтового хозяйства.

Тогда у нас не было специалистов по проектированию типографских шрифтов, но вопросы истории оформления книги и искусства типографского шрифта всегда были предметом изучения. Еще в 1889 году вышла книга Ф. И. Булгакова «Иллюстрированная история книгопечатания и типографского искусства». Это была первая отечественная история книги и книжного дела. Те же вопросы рассматривались в книгах А. А. Сидорова и М. И. Щелкунова.

Михаил Ильич Щелкунов был ярким представителем образованных людей прошлого века. Он был известен как журналист, историк книги, библиофил. Уже в 1919 году он стал заведующим технической частью Госиздата и позже был одним из основателей Книжной Палаты и Музея Книги. Его лекции в Институте журналистики и во ВХУТЕИНе воспитали многие поколения. Он пользовался большим авторитетом у нас и за рубежом.

Наряду с такими крупными учеными и специалистами в тридцатые годы стали выдвигаться на руководящие посты в полиграфии выпускники Полиграфического института —парттысячники. Это были члены партии, работники типографий с большим практическим опытом, откомандированные с производства для получения теоретических знаний и усовершенствования по специальности.

Шла подготовка специалистов по искусству типографского шрифта в вузах. В двадцатые годы в московском ВХУТЕИНе занятия по курсу «Теория и практика шрифта» вел по своей книге М. И. Щелкунов («История, техника, искусство книгопечатания»), а в ленинградской Академии Художеств профессор В. А. Левицкий читал лекции по искусству рисунка шрифта всех времен.

В 1928 году профессор Н. И. Пискарев пытался организовать во ВХУТЕИНе опытную лабораторию по созданию рисунков шрифта для типографского набора. Тогда же он начал работу по разработке нового рисунка шрифта для художественной литературы, которую завершил лишь в 1956 году.

В тридцатые годы при Производственном отделе НИИ Наркомместпрома РСФСР была организована шрифтовая группа, которая стала заниматься вопросами истории и развития типографского шрифта. Организаторскую и научную работу вели М. И. Щелкунов и Н. П. Проскурнин. Н. П. Проскурнин проводил исследования в области создания и развития зарубежных типографских гарнитур и вел картотеку по распространению наиболее известных шрифтов — Гарамон, Бодони, Кэзлон и др.

Художники-шрифтовики Н. Н. Кудряшев и А. В. Щукин приступили к разработке рисунков типографских шрифтов. В 1936 году Н. Н. Кудряшев на основе требований, разработанных М. И. Щелкуновым, создал первый отечественный типографский шрифт по образцу шрифта Эксцельсиор. Применялся этот шрифт недолго, и Кудряшев приступил к разработке нового газетного шрифта, опираясь на изучение требований, которым должны отвечать газетные шрифты.

А. В. Щукин на основе рисунков шрифта Латинской гарнитуры и шрифтов типа Рената начал работу по созданию новой Литературной гарнитуры. В этот же период группой художников в составе Н. Н. Кудряшева, Г. А. Банниковой и А. В. Щукина была разработана гарнитура Обыкновенная новая на основе 27-й монотипной и 4-й ручной гарнитур. После модернизации она завоевала прочное место в типографской практике.

В НИИ Полиграфической и издательской техники ОГИЗа РСФСР также работала группа специалистов в составе Е. Б. Черневского, В. А. Головина, Ф. Ш. Тагирова и др. Ими рассматривались и теоретические вопросы по темам «Метризация в наборном деле и полиграфии», «Разработка технических норм линии и роста шрифта»…
В 1938 году произошло объединение двух шрифтовых групп в шрифтовую лабораторию при НИИ Полиграфической и издательской техники Наркомместпрома РСФСР. Эта шрифтовая лаборатория имела в своем составе научных работников, художников-шрифтовиков, техников, чертежников, фотографов и послужила базой для создания в будущем Отдела новых шрифтов. Началась планомерная работа по обеспечению типографскими шрифтами растущих потребностей издательств и типографий.
Перед созданной лабораторией была поставлена задача завершить модернизацию типографских шрифтов, провести дорисовку национальных знаков к алфавитам вновь разработанных типографских гарнитур, создать на основе наиболее распространенных зарубежных шрифтов свои рисунки новых типографских гарнитур. И по мере накопления опыта и теоретических исследований приступать к проектированию оригинальных отечественных шрифтов.

В 1932 году на ленинградском заводе имени Макса Гельца (позднее Ленинградский завод полиграфических машин) была создана первая отечественная строкоотливная наборная машина типа «Линотип». За короткий срок было налажено производство линотипных матриц для Литературной, Академической и Обыкновенной новой гарнитур. Страна освободилась от импорта линотипных матриц.

В 1939 году под руководством Е. Б. Черневского на основе изучения шрифтов типа Сенчури художником Е. Н. Царегородцевой была начата разработка Школьной гарнитуры для учебников и детских книг. На основе изучения шрифтов Эрбар-Гротеск и Метро А. В. Щукин пиступил к разработке рисунков шрифта Журнальной рубленой гарнитуры для книжных, журнальных и газетных изданий.

В те же годы под руководством Ф. Ш. Тагирова работали старшие научные сотрудники В. А. Головин, Н. П. Проскурнин, Е. Б. Черневский, художники шрифта Н. Н. Кудряшев, В. Н. Гордеев, Г. А. Банникова, А. В. Щукин, А. Н. Коробкова, Е. Н. Царегородцева — будущие ведущие специалисты Отдела новых шрифтов. В работе лаборатории всегда принимали участие крупные специалисты книговед профессор М. И. Щелкунов и психолог профессор В. А. Артемов.

Впервые в России были созданы кадры художников типографских шрифтов, знающих технологию матричного производства и учитывающих интересы оформления печатных изданий.

Разразившаяся в 1941 году война прервала работу лаборатории.

Деятельность Отдела новых шрифтов

После Великой Отечественной войны началось восстановление народного хозяйства и в области полиграфической и издательской деятельности. Были созданы новые наборные машины — буквоотливные типа «монотип» и строкоотливные крупнокегельные «СК», которые требовали производства новых видов матриц.

В результате бурного развития издательской деятельности после войны появилась потребность в новых типографских шрифтах. Необходимо было развивать шрифтовое хозяйство.

В марте 1946 года в составе Научно-исследовательского института полиграфического машиностроения был создан Отдел новых шрифтов на базе шрифтовой лаборатории Научно-исследовательского института полиграфической и издательской техники НКМП РСФСР (впоследствии переименованный в Отдел наборных шрифтов).

За короткий срок отдел был укомплектован кадрами специалистов. Вернулись с войны старые опытные работники: Ф. Ш. Тагиров, Н. Н. Кудряшев, А. В. Щукин. После демобилизации пришли в ОНШ новые сотрудники: Н. Я. Караванский, Л. С. Маланов, М. Г. Ровенский, Н. А. Спиров. К сохранившимся опытным специалистам-старшим научным сотрудникам, работавшим еще до войны — В. А. Головину, Н. П. Проскурнину, Е. Б. Черневскому и художникам шрифта Г. А. Банниковой, Е. Н. Царегородцевой, А. Н. Коробковой, З. А. Масленниковой в конце 40-х-50-х годах прибавились молодые специалисты, окончившие Полиграфический институт и другие учебные заведения- Н. В. Азинкова, Н. А. Александрова, Е. К. Глущенко, Л. А. Кузнецова, А. Г. Платунова, Л. И. Степанова, И. Н. Чепиль, В. Г. Чиминова, Г. М. Барышников, Э. И. Берг, В. И. Демидов, И. С. Жихарев, Н. Д. Карандашев, В. В. Кульков, Н. И. Максимов, И. С. Слуцкер, А. З. Щур и другие.

С отделом сотрудничали признанные художники книги и шрифта Н. И. Пискарев, В. А. Фаворский, С. Б. Телингатер, В. В. Лазурский, П. М. Кузанян, И. Д. Кричевский, Г. С. Бершадский, И. Ф. Рерберг, Е. И. Коган, В. Ю. Баченас, В. И. Хоменко, И. А. Костылев.

В дальнейшем, в 60-х-80-х годах, штат художников ОНШ пополнялся молодыми специалистами, среди которых следует назвать С. М. Ермолаеву, Э. С. Слыш, Э. Г. Захарову, Г. И. Козубова, В. В. Ефимова, А. В. Тарбеева.

Наряду с художниками, занятыми разработкой рисунков для новых типографских шрифтов, в составе отдела работали техники, чертежники, фотографы, занятые разработкой технической документации, оформлением чертежей для заводов, производящих шрифтовые матрицы. Всю эту ответственную часть работы, а также вопросы, связанные с освоением уже разработанных типографских гарнитур, контролировала старший техник Лидия Николаевна Смирнова. Она вела тщательное наблюдение за состоянием работы на всех этапах проектирования, заведовала архивом, где хранились итоговые отчеты художников-руководителей тем по разработке шрифтов, оригиналы рисунков шрифтов и копии чертежей.

Освоением шрифтовой документации и серийным выпуском матриц для наборных и шрифтолитейных машин различных моделей были заняты пять заводов-Московский экспериментальный, Ленинградский и Шадринский заводы полиграфических машин и 1-й Ленинградский и 2-й Московский шрифтолитейные заводы. Установилась тесная связь художников ОНШ с заводами на всех этапах освоения типографских гарнитур — изготовление шаблонов, работы граверов-пуансонистов, набивка матриц-специалисты отдела принимали участие во всех процессах, требующих контроля.

В задачу отдела входило создание рисунков типографских шрифтов, предназначенных для набора печатных изданий не только на языках народов СССР, но и западноевропейских и восточных языках.

Работа отдела проводилась по четырем основным направлениям:

  1. Проектирование шрифтов на русской и латинской графических основах;
  2. Проектирование шрифтов особых графических форм;
  3. Проектирование наборных орнаментов и декоративных шрифтов;
  4. Теоретические и исследовательские работы.

По мере накопления опыта по созданию новых типографских гарнитур работники Отдела новых шрифтов помогали организовать и наладить работу шрифтовых лабораторий в Армении и Грузии.

В проектировании рисунков шрифта значительную роль играли исследования по удобочитаемости шрифтов, проводимых Институтом психологии МГУ и группой сотрудников ОНШ под руководством профессора В. А. Артемова.

Работа Отдела новых шрифтов в самом значительном периоде ее развития была представлена на международной выставке «Современная полиграфическая техника. Инполиграфмаш-69», прошедшей в Москве в 1969 году. Специально для этой выставки был выпущен каталог «Шрифты полиграфии», где были представлены образцы 160 гарнитуро-начертаний шрифтов в различных кеглях для набора на 144 языках народов мира — как имеющих алфавиты на русской и латинской графических основах, так и особых графических форм (армянский, грузинский, арабский, персидский, хинди, бирманский и др.) — результат многолетней работы ОНШ. На стендах выставки был наглядно представлен процесс проектирования рисунков шрифта от эскизирования до последующего воплощения шрифта в металле. В честь выставки были изготовлены памятные значки с эмблемой, а ряд сотрудников ОНШ за активное участие в оформлении выставки были награждены дипломами Торговой Палаты СССР.

В связи с разработкой новых типографских гарнитур и развитием машинного набора первый стандарт на типографские шрифты (ОСТ1337) нуждался в пересмотре. С участием сотрудников отдела он был пересмотрен в 1951, 1957 и 1971 годах. Последний пересмотр стандарта (ГОСТ 3489.1–71. Шрифты типографские) был подготовлен в 1969–1971 годах. ГОСТ учитывал все известные к тому времени способы набора, включая фотонабор. В него вошли 37 гарнитур русской и латинской графических основ, предназначенные для шрифтового оформления различных печатных изданий.

В 60-е-70-е годы Отдел новых шрифтов стал устанавливать международные связи. Сначала этот процесс проходил по линии СЭВ, особенно с ГДР. Эти связи выражались во взаимном обмене информацией по типографским шрифтам с Высшей школой графики и книжного искусства в Лейпциге, руководимой профессором А. Капром, проводились консультации по проектированию русских шрифтов, передавались образцы шрифтов, разработанных ОНШ. Также установилось деловое сотрудничество с заводом полиграфических машин «Typoart» в Дрездене. В журнале по проблемам полиграфии «Papier und Druck», издаваемом в ГДР, помещались статьи о разработке кириллических типографских шрифтов.

В дальнейшем сфера контактов расширилась. Английская фирма «Monotype» направляла для консультации разработанные в Англии образцы шрифтов с русским комплектом знаков. Велись переговоры с рядом зарубежных фирм о разработке и передаче рисунков наших шрифтов для удовлетворения их потребностей в кириллических шрифтах. Но эти заказы не были реализованы по ряду организационных причин. Через внешнеторговое объединение «Техмашэкспорт» осуществлялись поставки за рубеж шрифтов, разработанных в отделе (в Индию, страны Арабского Востока, Иран, Афганистан).

За все время деятельности отдела существовала тесная творческая связь с художниками графической секции МОСХа — мастерами книжного оформления, знатоками искусства шрифта-С. Б. Телингатером, Е. И. Коганом, Я. Д. Егоровым, Г. М. Рифтиным, Г. А. Ганнушкиным. Они принимали участие в заседаниях Научно-технического совета ОНШ при обсуждении новых типографских шрифтов, интересовались всеми процессами их разработки. В 50-х годах по инициативе Ф. Ш. Тагирова с рядом ведущих художников были заключены договоры на разработку оригинальных типографских шрифтов. Шрифты, выполненные С. Б. Телингатером, В. В. Лазурским, П. М. Кузаняном, И. Д. Кричевским, В. Ю. Баченасом, В. И. Хоменко обогатили типографскую практику.

На 4-й Международной выставке искусства книги в Лейпциге в 1959 году проект шрифта В. В. Лазурского удостоен золотой медали, а гарнитура Акцидентная Телингатера —серебряной медали.

Художники ОНШ участвовали в Международном конкурсе стран-членов СЭВ в 1967–1971 годах в ознаменование 500-летия со дня смерти Иоганна Гутенберга по созданию новых рисунков типографских шрифтов. Всего на конкурсе были представлены 77 проектов текстовых и акцидентных шрифтов. Художники ОНШ получили 2 премии. Первую премию получил рисунок шрифта Н. Н. Кудряшева с рекомендацией для набора изданий политической и научной литературы. Третью премию получил проект шрифта Г. И. Козубова.

Несмотря на тщательно разработанный проект шрифта Кудряшева, он так и не был внедрен в производство по многим причинам — отсутствовало финансирование и не было конкретного заказчика. Шрифт Козубова Норма был освоен производством и до сих пор применяется в газетном наборе.

В 70-е годы в полиграфии начал проявляться застой. Прекратилось финансирование создания новых типографских шрифтов, заводы, производящие матрицы, приостановили освоение новых гарнитур ввиду отсутствия заказов, так как полиграфические предприятия довольствовались минимальным количеством шрифтов, несмотря на приказы Госкомиздата об обязательном ассортименте шрифтов в типографиях.

В это же время отечественное полиграфическое машиностроение стало осваивать производство фотонаборных машин сначала первого, а потом второго поколений. Новая техника позволила быстрее и качественнее готовить печатные формы для изданий любой сложности, но ее необходимо было обеспечить шрифтами. Создание новых шрифтов для фотонабора потребовало бы много времени и средств, поэтому было решено вначале укомплектовать новую наборную технику рисунками уже существующих типографских гарнитур. На первом этапе внедрения фотонабора (фотонаборная машина 2НФА) и затем для комплекса фотонаборного оборудования «Каскад» были использованы наиболее ходовые гарнитуры: Литературная, Журнальная рубленая, Обыкновенная новая, Школьная, Академическая, Балтика.

В относительно короткие сроки для фотонабора было разработано и освоено несколько гарнитур, в основном на основе рисунков шрифтов металлического набора. Этот ассортимент фотонаборных шрифтов был представлен на международной выставке «Инполиграфмаш-83» в 1983 году. В выпущенном к выставке каталоге-справочнике «Фотонаборные шрифты» показаны 18 гарнитур шрифтов русской и латинской графики, 11 гарнитур шрифтов особых графических форм, знаки сложного формульного набора, шахматно-шашечные знаки, линейки и газетные украшения. В 1985 году вышел второй том каталога-справочника «Фотонаборные шрифты», куда вошли 12 крупнокегельных гарнитур для фотонаборной машины Ф156К.

Внедрение фотонабора с повышенными требованиями к размерам и качеству рисунка шрифтов потребовало изменений в процессе разработки шрифтовой документации в ОНШ. Вначале повышенная точность размеров и контура знаков достигалась вручную, ценой значительных затрат времени и труда. Однако производство требовало все новых шрифтов, и с 1982 года ОНШ получил специальную автоматизированную систему немецкой фирмы «Aristo» на базе ЭВМ с пакетом программ для проектирования шрифтов. Освоение новой техники позволило повысить качество и сократить сроки разработки новых типографских гарнитур для фотонабора. Кроме того, только на базе системы «Aristo» оказалось возможным наладить разработку шрифтов для фотонаборного оборудования третьего поколения с невещественным шрифтоносителем (система «Квант») и для лазерных принтеров.

Этими работами в конце 80-годов практически завершилась деятельность Отдела наборных шрифтов.

Лаборатория шрифтов на русской и латинской графических основах

Эта лаборатория занимала главенствующее место в работе Отдела новых шрифтов, поскольку шрифтами на русской (кириллической) основе тогда в СССР пользовались 10 союзных республик, на латинской основе — 3 Прибалтийские республики и Карело-Финская АССР. Наличие в ОНШ опытных художников, умеющих разрабатывать типографские шрифты, и технических работников различных специальностей способствовало успешному решению задач лаборатории по разработке плановых тем и созданию новых типографских гарнитур.

Разработка рисунков шрифта и шрифтовой документации в лаборатории осуществлялась тремя методами.

Титульная гарнитура Графика (худ. Е.К.Глущенко, 1966)

Путем точного копирования существующей типографской гарнитуры. Этим методом скопированы гарнитура Северная со шрифта Nordisch и Бодони книжная со шрифта Bodoni buch.

Банниковская гарнитура (худ. Г.А.Банникова, 1950)

Проектирование по заданному образцу, когда к знакам латинского алфавита разрабатываются знаки русского алфавита, учитывая их стилевые особенности. Этим методом созданы гарнитуры Балтика на основе латинского шрифта Candida, Журнальная рубленая на основе рисунков шрифтов Erbar-Grotesk и Metro1, Журнальная на основе шрифта Excelsior, Школьная на основе шрифта Century Schoolbook и другие гарнитуры.

previous arrowprevious arrow
next arrownext arrow
Slider

Создание оригинальных рисунков типографского шрифта. Этим методом создано большинство типографских гарнитур для всех видов печатной продукции.

Титульная гарнитура Юность (худ. Н.В.Азинкова, 1966)
Гарнитура Кама (худ. Г.А.Банникова, 1967)
Бажановская гарнитура (худ. М.Г.Ровенский)
Гарнитура Кузаняна (худ. П.М.Кузанян, 1966)

В ОНШ существовала практика отчетов о творческих разработках по проектированию типографских шрифтов. В отчете описывался сложный процесс творческой и научно-исследовательской работы. Графическая идея, осознанная и продуманная художником, воплощается в графический образ — рисунок. Изготавливаются различные варианты, эскизы для проработки рисунков знаков алфавита. Делается проверка на текстах путем фотографирования. После неоднократных обсуждений с коллегами на различных уровнях и этапах работы и учета критических замечаний художник-разработчик выполняет оригиналы рисунков всего комплекта знаков. Изготавливается шрифтовая документация, и шрифт после окончательного обсуждения передается заводу на освоение и изготовление опытного комплекта матриц.

Полный комплект знаков типографской гарнитуры на русской и латинской графических основах содержал в одном начертании около 400 знаков (строчных и прописных знаков русского и латинского алфавитов, цифр, знаков препинания и знаков других национальных алфавитов).

Пятидесятые и шестидесятые годы в работе отдела и лаборатории были наиболее плодотворными. К тому времени сложился дружный коллектив художников довоенного времени и молодых специалистов, освоивших процесс разработки новых типографских гарнитур. Этот коллектив был способен успешно решать крупные комплексные задачи по проектированию типографских шрифтов.

В конце 50-х годов ряд центральных газет заказал отделу разработку текстовых и заголовочных типографских шрифтов для газетного набора в своих типографиях. Под руководством Л. С. Маланова для выполнения заказа была организована группа художников и за короткий срок (менее 2-х лет) было создано 8 текстовых и 10 заголовочных газетных шрифтов (в русском комплекте знаков). Выполняли эту работу Л. С. Маланов, Н. А. Александрова, В. Г. Чиминова, Е. К. Глущенко, И. Н. Чепиль, Л. И. Степанова, В. И. Демидов, Н. И. Максимов.

К 50-летию Октябрьской революции была открыта тема по разработке новых акцидентных и титульных шрифтов, необходимых для улучшения оформления печатных изданий. Для крупнокегельного строкоотливного набора «СК» были разработаны титульныые гарнитуры Современник (худ. Н. А. Александрова), Графика (худ. Е. К. Глущенко), Октябрьская (худ. И. Н. Чепиль), Лидия (худ. И. Н. Чепиль), Юность (худ. Н. В. Азинкова).

В эти годы были освоены производством и полностью использованы в типографской и издательской практике такие полноценные гарнитуры, как Школьная, Журнальная рубленая, Банниковская, Бажановская, Титульная Кузаняна и другие типографские шрифты, которые обеспечили различные печатные издания на долгие годы.

Далее приводится список типографских шрифтов, разработанных в лаборатории шрифтов на русской и латинской графической основе за весь обозримый период с 50-х до конца 80-х годов. Распределение шрифтов по назначению условно, так как на практике целый ряд гарнитур употреблялся шире своего запроектированного назначения.

ГАЗЕТНЫЕ ШРИФТЫ:

гарнитуры Новая газетная (худ. Н. Н. Кудряшев), Брусковая газетная (худ. А. Н. Коробкова, при участии И. С. Слуцкера), Газетная рубленая (худ. Н. Н. Кудряшев и З. А. Масленникова), Газетная Трудовская (худ. Н. Н. Кудряшев и З. А. Масленникова), Заголовочная газетная (под руководством И. Н. Чепиль), Тонкая рубленая (худ. Н. Н. Кудряшев). По заказу ряда центральных газет в 50-х годах в ОНШ группой художников были разработаны 8 текстовых и 10 заголовочных шрифтов.

ЖУРНАЛЬНЫЕ И КНИЖНЫЕ ШРИФТЫ:

гарнитуры Балтика (под руководством В. Г. Чиминовой), Журнальная рубленая (под руководством А. В. Щукина), Журнальная (худ. Л. С. Маланов, Е. Н. Царегородцева), Малановская (худ. Л. С. Маланов), Новая журнальная (худ. М. Г. Ровенский), Агат (худ. И. А. Костылев), Баченаса (худ. В. Ю. Баченас), Политиздатовская (худ. В. Г. Чиминова), Северная (худ. З. А. Масленникова), Бодони книжная (худ. В. В. Кульков, Л. И. Степанова), Норма (худ. Г. И. Козубов), Школьная (под руководством Е. Н. Царегородцевой), Букварная (худ. Е. Н. Царегородцева), Звездочка (худ. Е. К. Глущенко), Тип Таймс (под руководством Г. М. Барышникова, при участии Э. Г. Захаровой), Тип Бодони (под руководством С. М. Ермолаевой), Мысль (худ. С. М. Ермолаева, Э. Г. Захарова, И. С. Слуцкер).

ШРИФТЫ ДЛЯ ХУДОЖЕСТВЕННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ:

гарнитуры Банниковская (худ. Г. А. Банникова), Лазурского (худ. В. В. Лазурский), Бажановская (худ. М. Г. Ровенский), Кузаняна (худ. П. М. Кузанян), Пискаревская (худ. Н. И. Пискарев), Байконур (худ. Г. А. Банникова), Елизаветинская (переработка для линотипа, под руководством Г. А. Банниковой), Нева (худ. П. М. Кузанян), Светлана (худ. М. Г. Ровенский), Ладога (худ. А. В. Щукин), Рерберга (худ. Е. К. Глущенко).

АФИШНО-ПЛАКАТНЫЕ ШРИФТЫ:

гарнитуры Гранит (худ. П. М. Кузанян), Плакатная Кричевского (худ. И. Д. Кричевский).

АКЦИДЕНТНЫЕ ШРИФТЫ:

гарнитуры Акцидентная Телингатера (худ. С. Б. Телингатер), Журнальная рубленая оттененная (худ. А. З. Щур), Журнальная рубленая декоративная (худ. В. И. Демидов), Рукописная Жихарева (худ. И. С. Жихарев), Рукописная Коробковой (худ. А. Н. Коробкова), Рукописная Кулькова и Сергеевой (худ. В. В. Кульков, В. С. Сергеева), Кама (худ. Г. А. Банникова), Декор (худ. П. М. Кузанян), Современник (худ. Н. А. Александрова), Юность (худ. Н. В. Азинкова), Графика (худ. Е. К. Глущенко), Октябрьская (худ. И. Н. Чепиль), Лидия (худ. И. Н. Чепиль).

ШРИФТЫ ДЛЯ СПРАВОЧНОЙ ЛИТЕРАТУРЫ:

гарнитуры Кудряшевская энциклопедическая (худ. Н. Н. Кудряшев), Словарная Кудряшева (худ. Н. Н. Кудряшев).

ШРИФТЫ ДЛЯ НАУЧНОЙ ЛИТЕРАТУРЫ:

гарнитура Kириллица (худ. С. М. Ермолаева).

В перечисленном списке шрифтов, разработанных в ОНШ за послевоенный период, не указаны типографские гарнитуры, разработанные в 30-40-е годы: Литературная, Академическая, Обыкновенная новая. Эти гарнитуры, хорошо укомплектованные по начертаниям и ассортименту знаков, занимали ведущие позиции в отечественной полиграфии.

Подводя итоги работы лаборатории за этот период, можно утверждать, что художниками ОНШ было создано значительное количество типографских шрифтов для набора всех видов печатной продукции. Большинство текстовых и заголовочных гарнитур разрабатывалось в 2–3 начертаниях, однако Заголовочная газетная имела 7 начертаний, а Газетная Трудовская — 8 начертаний. Некоторые гарнитуры стали универсальными, например, Балтика, Журнальная рубленая, Школьная и сейчас применяются в газетном, журнальном и книжном наборе.

В последний период работы отдела (в 70-80-х годах) художники лаборатории занимались переводом на фотонабор множества шрифтов металлического набора, что требовало больших затрат времени и труда.

Лаборатория шрифтов особых графических форм

Кроме шрифтов русско-латинской графики, художники Отдела новых шрифтов разработали значительное количество шрифтов особых графических форм. Первые работы по армянским и грузинским шрифтам (худ. Ф. Ш. Тагиров) и старомонгольскому шрифту (худ. Н. Я. Караванский, Г. А. Гордеев) были начаты еще до войны, однако основная работа по шрифтам, не относящимся к кириллической и латинской графике, развернулась в послевоенные годы, когда в составе ОНШ была организована лаборатория шрифтов особых графических форм (до 1963 года ей руководил Ф. Ш. Тагиров, а после 1963 года Л. А. Кузнецова). Художники лаборатории за время ее существования спроектировали более 70 гарнитур (около 150 начертаний) шрифтов для набора текстов на языках народов Советского Союза и многих стран Азии и Африки 17 различных видов графики (письменности): арабской, деванагари, бенгали, гурмукхи, тамили, гуджарати, малаялам, ория, каннада, сингальской, бирманской, лаосской, корейской, амхарской, старомонгольской, греческой, еврейской, а также армянской и грузинской, в разработке которых художники ОНШ принимали участие вместе с художниками из Армении и Грузии. Разработанные в лаборатории шрифты осваивались отечественным матричным и шрифтолитейным производством. Они применялись в типографиях Советского Союза, а также поставлялись на экспорт в страны Арабского Востока, в Индию, Иран, Афганистан.

Гарнитура Рукаи (для набора на арабском языке, худ. Л.А.Кузнецова)

 

Шрифты особых графических форм отличаются, как правило, сложностью рисунка и большим количеством знаков (иногда свыше тысячи знаков в одном шрифте). Поэтому их проектирование каждый раз связано не только с изучением традиций незнакомой графики, но и с поисковой работой по составлению полиграфического алфавита, приспособленного для конкретной наборной техники и сохраняющего графические особенности национального письма.

Наибольшее количество шрифтов (23 гарнитуры в 45 начертаниях) было спроектировано для набора на языках, использующих арабскую графику (арабском, персидском, дари, пушту, урду, курдском и др.). Вначале над ними работало несколько художников (Ф. Ш. Тагиров, Л. А. Кузнецова, Н. А. Перова, Н. А. Александрова, Н. Д. Карандашев, И. С. Слуцкер), но затем все работы по арабской графике вела Л. А. Кузнецова. Были разработаны текстовые гарнитуры: Насхи Мухаммед Идриси (2 начертания для ручного, строкоотливного и буквоотливного машинного набора), Насхи Книжный (2 начертания для ручного, строкоотливного и буквоотливного набора), Насхи Асуани (2 начертания для ручного, строкоотливного и буквоотливного набора), Насх Урду (2 начертания для строкоотливного набора), Каирская (2 начертания для строкоотливного набора), Восток (2 начертания для строкоотливного и буквоотливного набора), Абридж Кузнецовой (2 начертания для строкоотливного и фотонабора); крупнокегельные гарнитуры: Насхи Книжный (2 начертания для строкоотливного крупнокегельного набора «СК»), Насхи Асуани (2 начертания для «СК»), Титульная Восток (для «СК»), Титульная Азербуда (для «СК»), Бейрут (для «СК» и фотонабора), Грот (для «СК» и фотонабора); сложные по рисунку полиграфические интерпретации традиционных почерков рукаи и насталик: Рукаи (для ручного набора), Насталик Дарабади (для ручного набора), Заррин Хатт (для ручного набора); гарнитура Арабская математическая для формульного буквоотливного набора на арабском языке, Уйгурская машинописная гарнитура. Значительное место в разработках лаборатории шрифтов особой графики занимают шрифты для набора на языках народов Индии, где применяется несколько видов графики. Художники лаборатории спроектировали 30 гарнитур (55 начертаний) девяти различных видов письменности. Больше всего шрифтов было создано для письменности деванагари (языки хинди, маратхи, неварский, непальский, санскрит): Бхилаи (2 начертания для строкоотливного, буквоотливного набора и «СК», худ. Ф. Ш. Тагиров), Бхилаи Тагирова (2 начертания для строкоотливного, буквоотливного набора и «СК», худ. Ф. Ш. Тагиров), Хинди-Каскад (2 начертания для фотонабора, худ. В. В. Ефимов), Хинди-Гротеск (2 начертания для фотонабора, худ. В. В. Ефимов), Деванагари-Каскад (2 начертания для фотонабора, худ. В. В. Ефимов). Для письменности гурмукхи (язык панджаби) были разработаны гарнитуры Гурмукхи народная (2 начертания для строкоотливного, буквоотливного набора и «СК», худ. Ф. Ш. Тагиров) и Панджаб (2 начертания для строкоотливного набора, худ. Л. А. Кузнецова, Э. И. Берг). Для письменности бенгали (языки бенгальский, ассамский) были разработаны гарнитуры Бенгальская Карандашева (2 начертания для строкоотливного и буквоотливного набора, худ. Н. Д. Карандашев), Бенгальская титульная (2 начертания для «СК», худ. Э. И. Берг, И. С. Слуцкер), Бенгальская-Каскад (2 начертания для фотонабора, худ. В. В. Ефимов). Для письменности тамили были разработаны гарнитуры Тамильская (2 начертания для строкоотливного и буквоотливного набора, худ. Э. С. Слыш), Тамильская газетная (2 начертания для строкоотливного набора, худ. Г. М. Барышников), Тамильская узкая (для «СК», худ. Г. М. Барышников), Тамильская контрастная (для «СК», худ. Э. С. Слыш). Для сингальской письменности были разработаны гарнитуры Сингальская (2 начертания для буквоотливного набора, худ. Э. С. Слыш), Ланка (2 начертания для «СК», худ. Э. С. Слыш). Были также созданы шрифты для письменностей каннада (2 начертания для строкоотливного, буквоотливного и фотонабора, худ. И. С. Слуцкер), гуджарати (2 начертания для строкоотливного и буквоотливного набора, худ. Э. И. Берг, И. С. Слуцкер), ория (2 начертания для буквоотливного набора, худ. Э. И. Берг), малаялам (2 начертания для строкоотливного набора, худ. Г. М. Барышников).

Гарнитура Каирская (для набора на арабском и персидском языках, худ. Л.А.Кузнецова)

Кроме шрифтов арабской и индийской графики, в лаборатории шрифтов особых графических форм велась работа и над шрифтами других регионов. Для корейской письменности были разработаны гарнитуры Инмин (для ручного набора, худ. Ф. Ш. Тагиров, И.Чепиль, В.Чиминова, Г. М. Барышников и др.), Корейская титульная (для ручного набора, худ. Л. А. Кузнецова), Квадратная Тагирова (для буквоотливного набора, худ. Ф. Ш. Тагиров), Оперативная Тагирова (для строкоотливного набора, худ. Ф. Ш. Тагиров). Для бирманской письменности были разработаны гарнитуры Бирманская (2 начертания для буквоотливного набора, худ. Г. М. Барышников) и Бирманская Титульная (2 начертания для буквоотливного набора, худ. Г. М. Барышников). Для лаосской письменности впервые в мировой практике была создана гарнитура Лаос (4 начертания для фотонабора, худ. Э. С. Слыш). Для амхарской письменности (Эфиопия) были разработаны гарнитуры Амхарская (для строкоотливного и буквоотливного набора, худ. И. С. Слуцкер) и Амхарская Титульная (для «СК», худ. И. С. Слуцкер). Для греческой письменности были разработаны гарнитуры Греческая обыкновенная новая (4 начертания для строкоотливного и буквоотливного набора, худ. И. С. Слуцкер), Рубленая Слуцкера (3 начертания для строкоотливного и фотонабора, худ. И. С. Слуцкер), Кудряшевская энциклопедическая (4 начертания для буквоотливного набора, худ. Н. Н. Кудряшев), Хронос (6 начертаний для фотонабора, худ. И. С. Слуцкер). Для еврейской письменности были разработаны гарнитуры Еврейская (2 начертания для строкоотливного и буквоотливного набора, худ. Г. М. Барышников, Э.С.cлыш), Идиш (для «СК», худ. Г. М. Барышников, Э. С. Слыш), Идиш Контраст (для «СК», худ. Г. М. Барышников, Э. С. Слыш), Алиан Ава (для «СК», худ. Г. М. Барышников, Э. С. Слыш). Для армянской письменности была разработана гарнитура Арарат (3 начертания для фотонабора), для грузинской письменности была разработаны гарнитуры Грузинская обыкновенная (2 начертания для фотонабора) и Грузинская обыкновенная титульная (2 начертания для фотонабора). Армянские и грузинские шрифты для фотонабора разрабатывались по оригиналам армянских и грузинских художников.

В 80-х годах, по мере того, как уменьшалось количество заказов на шрифты особой графики, художники лаборатории стали разрабатывать для фотонабора шрифты русской и латинской графики, линейки, картографические знаки и украшения. В частности, можно назвать такие оригинальные работы, как гарнитура Энциклопедия-4, потребовавшая разработки большого ассортимента русских, латинских, греческих, математических, нотных, астрономических, лингвистических, готических знаков, кириллицы и глаголицы (худ. В. В. Ефимов, И. С. Слуцкер), гарнитура Квант-Антиква (худ. Л. А. Кузнецова), серия лингвистических знаков (худ. Э. С. Слыш), серия картографических знаков (худ. Э. С. Слыш). Кроме того, художники лаборатории занимались переводом на фотонабор шрифтов металлического набора, что требовало много времени и труда.

  1. Редакция затрудняется найти следы шрифта Metro в рисунке Журнальной рубленой, мы считаем что она спроектирована только на основе авторского видения Erbar-Grotesk