Великие шрифты. Kis/Janson

Впервые опубликовано в книге «Великие Шрифты 2. Антиквы» в 2007 г.

В 1919 году немецкая словолитня Stempel из Франкфурта приобрела крупнокегельные матрицы старого шрифта, который назывался просто Renaissanse-Hollandisch (Ренессансный голландский). Этот шрифт происходил из словолитни Ehrhardt. Матрицы поражали изящным рисунком литер и мастерством исполнения, однако имя изготовившего их мастера оставалось неизвестным. Поскольку было известно, что на фирму Ehrhardt в конце XVII века работал живший в Лейпциге голландский пуансонист и типограф Антон Янсон, решили, что новый старый шрифт сделал именно он. Фирма Stempel сразу же выпустила этот шрифт для ручного набора в двух начертаниях под названием Original-Janson-Antiqua и Original-Janson-Kursiv.

В 1940 году в Венгрии был опубликован обнаруженный в Государственном архиве в Будапеште лист с образцами шрифтов, напечатанный в Амстердаме около 1686 года, где внизу по-голландски было написано, что эти литеры вырезаны Николаем Кишем, проживающим в Амстердаме. А в 1954 году в журнале Linotype Matrix была опубликована статья известного английского историка типографики Гарри Картера и венгерского художника-ксилографа Дьёрдя Будаи (Gyorgy Buday) «Происхождение шрифтов Янсон: к вопросу о Николае Кише». Затем в 1957 году в ежегоднике Gutenberg Jahrbuch те же авторы напечатали статью «Николай Киш и шрифты Янсон». В обеих статьях излагались результаты сравнения шрифтов Янсона и Киша и делался вывод, что шрифты, прежде приписываемые Антону Янсону, на самом деле принадлежат резцу Николая Киша. Это была в своем роде сенсация.

Николай Киш родился в 1650 году в маленьком городке Тотфалу (сейчас Tăuti-Măgheruş) на севере нынешней Румынии. После окончания начальной школы в Надьбанья шестнадцатилетний Киш отправился в город Эньед (Enyed, сейчас Aiud) и был принят в знаменитую реформатскую Академию (Enyed Collegium Academium), где он получил высшее образование, а затем четыре года изучал теологию. Закончив занятия в Академии, Киш три года был директором школы в городе Фогараш (Fogaras). Он собирался дальше изучать теологию за границей и готовился к духовной карьере, но епископ Трансильванской реформатской церкви Михай Тофеус (Mihaly Tofeus) вызвал его и поручил организовать в Амстердаме в типографии Даниэля Эльзевира издание новой венгерской Библии. Кроме того, епископ благословил Киша на изучение типографского ремесла, чтобы он по возвращении на родину смог издавать литературу на родном языке с меньшим количеством ошибок.

В октябре 1680 года Киш приехал в Амстердам, чтобы начать свою миссию. Кроме того, он надеялся продолжить изучение теологии. Но оказалось, что Даниэль Эльзевир умер за месяц до его приезда в Амстердам, а его вдова решила продать дело, и уже была назначена дата аукциона. Планы издания венгерской Библии рухнули. Тогда Киш решил бросить занятия теологией и научиться типографскому ремеслу, чтобы напечатать Библию самостоятельно.

Менее чем за три года Киш изучил все, что нужно знать об искусстве изготовления шрифтов. В процессе подготовки к изданию Нового Завета Киш обнаружил, что венгерский текст ранее изданной Библии, служивший оригиналом для набора, полон ошибок, искажений и пропусков. Кроме того, орфография венгерского языка в XVII веке еще не устоялась и твердые правила отсутствовали. Работа по сверке и внесению исправлений в оригинал заняла не менее полугода. Помимо этого, он изобретает некий процесс, гарантирующий хорошие технические условия печати.

Печать Библии началась где-то в начале 1684 года, через четыре года после прибытия Киша в Амстердам. Сам Киш был метранпажем и корректором, а для отливки шрифта, набора и печати он нанял местных мастеров. Работа была закончена к началу июня 1685 года. Киш использовал для набора Библии свои первые шрифты, выполненные с меньшим искусством и не отражавшие всех особенностей его шрифтов, нарезанных позже. Они были менее контрастны и их штрихи не были так сбалансированы, как у более поздних образцов, а курсив основного текста довольно сильно отличался от более поздних курсивов Киша и по рисунку.

Помимо печати Библии, в это время Киш начал резать шрифты на заказ. Первый известный заказ был на комплект матриц двух кеглей латинского шрифта (прямое и курсивное начертания), а также комплект пуансонов и матриц четырех кеглей еврейско-немецкого (идиш) шрифта с акцентами для типографии в Польше.

В феврале 1685 года амстердамский купец Симон де Мали (Simon de Maly) заказал Кишу пуансоны и матрицы, как написано в сохранившемся договоре, «каждого из шрифтов и знаков, воспроизведенных на образце и не вычеркнутых». Другой пункт договора упоминал «пуансоны акцентов или дифтонгов, которые могли сочетаться с другими пуансонами, если потребуется». В том же году армянский печатник Маттеос Ванандеци издал в Амстердаме Himnarium (сборник священных гимнов), в колофоне которого написал: «…Я приехал в славный город Амстердам в Голландии, где я нашел превосходного мастера по имени Николайюс, и теперь у меня есть буквы алфавита и другие знаки нотр (курсива) и болор (круглого) шрифтов, изготовленные им с величайшим усердием…» Сохранившаяся более поздняя нотариальная запись упоминает имя Николая Киша как резчика этих армянских шрифтов.

Киш изготовил в 1687 году несколько грузинских шрифтов по заказу грузинского царя Арчила II. В 1686 году Киш писал шведскому дипломату Йоханну Спарвенфельду (Johann Gabriel Sparwenfeld), посреднику между грузинским царем и мастером, что он также умеет резать латинские, немецкие, еврейские, раввинистические, немецко-еврейские, греческие, сирийские, самаритянские, коптские и армянские шрифты.

В 1686 году Киш издал в дополнение к Библии также Псалтырь, c нотными знаками собственной нарезки. Затем он напечатал еще одну Псалтырь меньшего формата, изменив макет. Наконец, в следующем году Киш напечатал Новый Завет меньшего формата, использовав готовый набор своей Библии, и полностью переключился на выполнение заказов по нарезке шрифтовых пуансонов и матриц.

В качестве резчика-пуансониста Киш получил международное признание. Применение его шрифтов зафиксировано в Англии с 1692 года, в образце шрифтов университетской типографии в Оксфорде с 1695 года, в Германии в берлинской типографии Ульриха Либперта (Ulrich Liebpert) с 1694 года и в Гамбурге с 1697 года. Недаром великий герцог Тосканский Козимо III Медичи (Cosimo III de’ Medici) предлагал Кишу как лучшему пуансонисту Европы возглавить его типографию и словолитню во Флоренции. Когда Киш отказался, печатник герцога флорентиец Джованни Филиппо Чекки (Giovanni Filippo Cecchi) приобрел шрифты у Киша в Амстердаме за 11 тысяч флоринов и печатал ими книги, начиная с 1691 года. За два года Киш изготовил примерно семь с половиной тысяч знаков, что составляет около 75 комплектов шрифтов.

Выполнив свои обязательства в Амстердаме, осенью 1689 года Киш закрыл свою мастерскую и отправился в Трансильванию через Германию и Польшу. По предложению руководства Трансильванской реформатской церкви он возглавил типографию церковного округа и местного университета в тогдашней столице Трансильвании городе Коложваре (Kolozsvar, теперь Клуж, на территории нынешней Румынии). Мастеру понадобилось несколько лет, чтобы восстановить шрифты и оборудование, утраченные по дороге из Амстердама, и наладить дело заново.

Только в 1694 году Киш смог выпустить на новом месте первое издание с указанием своего имени — календарь на текущий год. После этого он принялся осуществлять свою программу народного просвещения. До конца жизни мастер напечатал свыше ста изданий на латинском и венгерском языках, в том числе учебники, религиозную и светскую литературу, книги по истории, географии, физике, математике, медицине, законодательству, этике, а также календари, театральные афиши и даже поваренные книги. Он сам редактировал каждое издание, исправлял старые тексты и продолжал работу над новой орфографией, начатую в Амстердаме.

Просветительская деятельность Киша, его исправления Библии и усовершенствования венгерской орфографии вызвали недовольство церковных властей. Возможно, в результате этой травли в последние годы жизни мастер тяжело болел и умер в возрасте 52 лет.

Замечательные шрифты Николая Киша и книги его издания постепенно затерялись в типографиях, библиотеках и архивах разных городов и стран, а его имя более чем на двести лет оказалось предано забвению. Только во второй половине XX века к версиям «старых голландских шрифтов», снова популярных и уже широко используемых, начало возвращаться их законное имя — Киш. Шрифты Киша — одни из лучших образцов динамичной барочной голландской антиквы старого стиля. По сравнению с более ранними шрифтами старого стиля голландская антиква XVII века более тонко гравирована, по рисунку менее архаична и более компактна благодаря правильным пропорциям литер.

Экономичность, удобочитаемость, ровный цвет и активная насыщенность обеспечили шрифту Janson, происходящему от исторического шрифта Киша, огромную популярность в ХХ веке. Janson — один из наиболее часто применяемых текстовых шрифтов книжного набора, наряду с Caslon и Baskerville. Его рисунок, основанный на шрифте Original-Janson-Antiqua 1919 года, неоднократно вдохновлял современных дизайнеров, поэтому существует немало современных версий шрифта Киша.

Версия американской фирмы Mergenthaler Linotype под названием Janson в честь Антона Янсона была разработана в двух начертаниях под руководством Чонси Гриффита в 1937 году. За основу был взят рисунок ручного шрифта Janson фирмы Stempel в кегле 14 пунктов.

В 1937 году американская фирма Lanston Monotype выпустила свой вариант того же шрифта под названием Monotype Janson. Шрифт был разработан в 1936 году под руководством Сола Хесса в сотрудничестве с Брюсом Роджерсом.

Другой похожий шрифт, Ehrhardt, был создан английской фирмой Monotype в 1938 году. По форме он близок к голландской антикве старого стиля, например, такой, как шрифты Кристоффела ван Дейка. Название Ehrhardt объясняется тем, что его прототип был найден в каталоге шрифтов 1720 года словолитни Эрхардта в Лейпциге. В этой гарнитуре, кроме прямого светлого и курсивного, разработаны два полужирных начертания.

В 1954 году на основе оригинального шрифта Janson немецкая фирма Linotype выпустила свой вариант шрифта Janson, разработанный под руководством Германа Цапфа.

В 1985 году Linotype под руководством Адриана Фрутигера разработал цифровую версию шрифта Janson под названием Janson Text в четырех начертаниях с капителью.

В 1980-х годах фирма Typoart из Дрездена (тогда Германская Демократическая Республика) выпустила фотонаборную версию шрифта Киш под названием Kis-Antiqua работы Хильдегард Коргер (Hildegard Korger).

В начале 1990-х годов Bitstream разработал цифровую версию шрифта Janson под названием Kis в двух начертаниях. В конце 1990-х годов была сделана кириллическая версия шрифта Bitstream Kis в двух начертаниях с капителью, которую выпустила в 2001 году фирма ParaType.

История этого проекта такова. Почти двадцать лет назад я впервые сделал попытку нарисовать эскизы нескольких русских знаков на основе рисунков шрифта Janson, который считал одним из красивейших латинских шрифтов. Когда ParaType в 1996 году заключил договор о лицензировании шрифтов из библиотеки фирмы Битстрим и разработке их кириллических версий, появилась возможность вернуться к этой работе на основе битстримовской гарнитуры Kis. С одной стороны, таким образом можно было получить современный текстовой шрифт на основе голландской антиквы позднего барокко, аналогов которого тогда не было в кириллической типографике. С другой стороны, хотелось сделать его чуть архаичным по рисунку, напоминающим петровский гражданский шрифт, и таким образом как бы воссоздать шрифтовую реформу Петра I на современном уровне.

С самого начала работы было понятно, что знаки кириллического алфавита, совпадающие с латинскими, должны остаться такими, как в латинице. Проблема заключалась только в форме кириллических букв, не имеющих прямых аналогий в латинском алфавите, таких, как б, Д, д, Ж, ж, З, з, Л, л, У, Ф, ф, Ц, ц, Ч, ч, Э, э, поскольку в их конструкции возможны варианты.

Необходимо также было спроектировать курсивное начертание, что в некотором смысле отдельная работа. Курсив в кириллице появился уже в послепетровское время, в 30-х годах ХVIII века, причем форма первых русских курсивов опиралась главным образом не на рукописные почерки, как в Европе, а на гравированные надписи на титульных листах книг, на географических картах и другой печатной продукции. Только к концу ХVIII — началу ХIХ века форма строчных курсивных знаков кириллицы стала приближаться к формам латинских курсивов. Очевидно, это было связано с массовым импортом в Россию шрифтов французской фирмы Дидо, а также с деятельностью российских производителей шрифтов, особенно Августа Семена, Александра Плюшара и Жоржа Ревильона. Поэтому современный кириллический курсив гораздо ближе по конструкции и внешнему виду к латинским курсивам, чем строчные знаки кириллицы прямого начертания, которые в большинстве повторяют форму прописных. А если учесть, что эталоном письма в России в ХIХ и первой половине ХХ века была так называемая английская каллиграфия остроконечным пером, можно сделать вывод, что конструкция кириллического курсива, как ни парадоксально, в отличие от прямого начертания вполне сложилась.

Летом 1997 года, когда на кальке были нарисованы эскизы прямых и курсивных кириллических знаков гарнитуры Киш, было еще неясно, какие изменения нужно внести в форму гражданского шрифта. Поэтому в прямом начертании рисунок большинства знаков, характерных для кириллицы, основывался на шрифтах середины и второй половины ХVIII века, а также на современных кириллических гарнитурах, интерпретирующих формы шрифтов ХVIII века (Академическая, Банниковская, Елизаветинская).

В ходе дальнейшей работы уже в цифровой форме (на компьютере) в 1997–1998 годах конструкция некоторых знаков по сравнению с эскизами была довольно сильно изменена. В частности, пришлось решить рисунок Ж, ж и К, к по образцу К (с прямой верхней ветвью и пламевидной нижней). Каплевидное окончание нижнего штриха у З было заменено чуть наклонной засечкой, как у знаков С и Э. Затем трапециевидная форма знаков Л, л была заменена на историческую треугольную форму. Все это придало прямому начертанию шрифта несколько большую стилистическую стройность, но тем не менее кириллическая часть еще не вполне соответствовала латинской.

В отличие от прямого начертания практически все решения курсивных строчных знаков с самого начала оказались удачными и затем потребовались лишь незначительные изменения по пропорциям, цвету и отдельным деталям.

В 1999 году мы с нашим постоянным консультантом по кириллической графике Максимом Жуковым неоднократно обсуждали кириллическую версию Киша. Это помогло понять направление дальнейшей работы. Было решено, что нужно попытаться придерживаться исторических форм знаков прямого начертания, как более соответствующих общему стилю гарнитуры.

Таким образом, при сохранении знаков, соответствующих латинской антикве, прямое начертание приобрело некоторые признаки кириллических шрифтов начала ХVIII века. В начале 2000 года работа над основным алфавитом кириллицы была почти закончена. Осталось только разработать в каждом начертании дополнительные национальные знаки, требуемые стандартными кодировками (кириллической, восточноевропейской, турецкой, прибалтийской) и ввести значения кернинга для соответствующих пар знаков. В дальнейшем в прямом начертании была разработана капитель по образцу гарнитуры Janson Text фирмы Linotype. Кроме того, в качестве вариантов во всех начертаниях были разработаны прописные знаки У и Ф без выносных элементов и более современные трапециевидные формы Д и Л, которые реализованы в формате OpenType.

Полная версия статьи